В стране политическая война

Известный экономист предупреждает: в стране началась ликвидация элиты, ресурсов на всех уже не хватает

В прямом эфире телеканала и радио КП экономист, руководитель компании экспертного консультирования «НЕОКОН» Михаил Хазин рассказывает корреспонденту отдела политики Елене Кривякиной и нашему ведущему Михаилу Антонову, как считается официальная инфляция и какая она на самом деле.

Кривякина:

— Правительство постоянно увеличивает планы по приватизации. Что скажете на этот счет? На днях правительством был озвучен план на пятилетку.

Хазин:

— Давайте смотреть правде в глаза. В стране началась политическая война. Масштабы даже не начала 90-х, а, скорее, 37-38-го годов.

Кривякина:

— Даже так…

Хазин:

— Конечно. У нас революцию 91-го года делала группа, которую условно можно назвать либералами, но за которыми стояла средняя номенклатура, которая поддержала Ельцина и, соответственно, торговля, организованная преступность. Вот такого род штуки. Но реально стратегию писала именно либеральная группа. И так продолжалось до конца 90-х, когда стало понятно, что эта либеральная группа идет в тупик. Страна разрушается. И те, кто находился у власти, элита уже сформировавшаяся за 90-е годы, поняла, что надо что-то менять.

Были поставлены две задачи. Первая – прекратить внутриэлитные войны. И нужно было категорически запретить представителям элиты обращаться к народу в войне друг против друга. История с чемоданами с компроматом, с перекрытием Транссиба и так далее.

Для этого был выбран исполнитель – Владимир Владимирович Путин. Задачи были решены. Для решения первой задачи пришлось выгнать нескольких человек – Березовского, Гусинского, Ходорковского, которые не захотели встроиться и принять правила общежития. А для решения второй задачи использовался ресурс, который образовался из-за роста цен на нефть. Были избыточные деньги. И каждый человек понимал, что даже если будет внутриэлитный конфликт и его съедят, ему все равно дадут отступной кусок. И он бедным не останется. И поэтому никто не шел ва-банк.

Это продолжалось примерно до 2010 года. А сегодня стало понятно, что ресурсов на всех не хватает. И две группировки, очень условно, либеральная и силовая, потому что границы между ними нет, между ними началась схватка не на жизнь, а на смерть. И, собственно, это расширенное заседание правительства, оно стало проявлением этого.

Кривякина:

— А в чем вы видите схватку?

Хазин:

— Схватка очень простая. Путин говорит, что ему нужно шесть процентов.

Кривякина:

— Пять.

Хазин:

— Шесть.

Кривякина:

— Вчера была озвучена цифра пять.

Хазин:

— Путин хочет шесть. Правительство очень долго говорило, что больше трех нельзя! Не по науке. Медведев решил выступить посредником. Ладно, пусть будет пять. При этом он врет. Медведев-то сам, может, не врет. Потому что он просто не понимает. А те либералы, которые сидят, они понимают, что их либеральными методами не то, что пяти, трех процентов невозможно… Сегодня рост ноль. Нет роста вообще.

Кривякина:

— Путин сказал, что минусовой пошел.

Хазин:

— Совершенно верно. Начиная с третьего квартала пошлого года минус. А правительство показывает плюс три. Оно это делает примитивным способом, занижая инфляцию.

Кривякина:

— Так где же мы плюс пять возьмем?

Хазин:

— Правительство, используя либеральные методы, не может дать не то, что шесть, даже три процента. Не получается. И оно право. Его методами это сделать невозможно. Поэтому Путин дает поручение Академии наук, где еще не все захвачено либералами, разработать, как можно сделать шесть. Я думаю, что они дадут результат, потому что это можно сделать.

Антонов:

— Программа «500 дней-2»…

Хазин:

— Все значительно проще. У нас есть вполне конкретный ресурс. Называется «импортозамещение», который нам может дать на десять лет от шести до восьми процентов роста. Без проблем. Но это не либеральный метод.

Кривякина:

— Простите, это правительство Путина утвердило. Что значит, не может?!

Хазин:

— Это совершенно неважно. Поймите, политика – это искусство возможного. Путин утвердил то правительство, которое устраивала элита в целом. Дальше началась война. И вот когда война началась, стало понятно, что нужно либо оставлять это правительство и тогда начнется гражданская война в элите, а потом и в стране. И в этой ситуации того же Путина могут ждать очень серьезные неприятности, в том числе, суд где-нибудь на Западе.

Вариант второй. Убрать это правительство и поставить другое. Но для того, чтобы это сделать, нужно, чтобы был план деятельности под это новое правительство. И нынешнее правительство страшно испугалось этого плана. И поэтому началась атака на Глазьева, который ассоциируется с этим планом. Чубайс пишет в своем блоге, что Глазьев не экономист. Это вообще анекдот! Чубайс вообще не имеет никакого отношения к экономике, а Глазьев был самым молодым доктором экономических наук еще в СССР.

Кривякина:

— Лукавит Анатолий Борисович…

Хазин:

— Нет. Это просто политический наезд.

Кривякина:

— Пять-шесть процентов инфляции на этот год. Центробанк обещает удержать в таких пределах. И последующие годы четыре процента. Насколько это все реально?

Хазин:

— Это глупости все. Вранье.

Кривякина:

— Я никак не пойму… Все врут?

Хазин:

— Я не очень понимаю, что такое инфляция, когда правительство говорит, что у нас инфляция пять процентов. Какую инфляцию они имеют в виду? Если смотреть данные Росстата по итогам 11-го года, то там коэффициент, который показывает изменение цен в той части экономики, которая производится на территории страны, 115,8, то есть инфляция 16 процентов. Трудно ожидать, что на протяжении многих лет, когда у нас инфляция выше 16 процентов, она не дойдет до потребителя. Иными словами, нам врут.

Я по образованию статистик, поэтому я много могу рассказать, как это делается.

Антонов:

— Так приведут ли цифры к тому знаменателю, что был озвучен? Или все благополучно…

Хазин:

— Подумайте сами! Правительство обещает Путину, а Росстат, который дает эти цифры, в составе правительства. Я самолично, еще в 90-е годы, видел замечательную сцену, как министр звонит председателю тогда еще Госкомстата и говорит: «Что ты мне прислал? Данные минус два процента, а я уже доложил в правительство, что у нас плюс! Тебе два часа, чтобы исправить все цифры!». Вы думаете, что с тех пор ситуация улучшилась? Нет, она ухудшилась. Так делают все правительства и всегда. Они всегда занижают инфляцию.

Существует отдельная часть статистической науки, которая из официальных цифр получает более или менее реальные. В США сегодня инфляцию занижают процента на четыре. У нас на десять. Но у них труднее существенно…

Антонов:

— Лена, какие еще новости?

Кривякина:

— Еще один посыл правительству бороться с коррупцией. Недавно Счетная палата представила свой доклад в Госдуму о проверках за 2012 год. Подсчитали, что из бюджета незаконно утекли 800 миллиардов рублей. Тут дело и Оборонсервиса, и затраты на АТЭС, и Олимпиада в Сочи.

Хазин:

— Как правительство может бороться с коррупцией, которым оно же и занимается! Счетная палата, кстати, не правительственная структура. Лена, что, кто-то считает, что у нас есть в правительстве люди, которые не коррупционеры? Тогда им очень плохо живется.

Антонов:

— Ни одного нет.

Хазин:

— Не знаю, может, один-два затесались, но им очень тяжело жить на свете. Посмотрите, на каких машинах ездят чиновники! Куда они отдыхать ездят!

Антонов:

— Это же служебные.

Хазин:

— А в Куршевеле они тоже…

Кривякина:

— 800 миллиардов из казны. Как вам цифра? Это реально? Столько незаметно украсть?

Хазин:

— Думаю, цифра занижена. А почему незаметно?

Кривякина:

— Годами не могли поймать… Оборонсорвис вот… Почему так мало уголовных дел?

Хазин:

— Пока не дали команду. Смотрите, это люди, которые в конце 80-х поставили перед собой задачу создать либеральное общество. Либеральное в том смысле, что чиновник не несет ответственности за свою деятельность перед обществом. Причем, у них же логика! Замечательная! «Раз меня поставили, то этим с меня сняли всю ответственность. Я несу ответственность только перед тем, кто меня поставил. Если он с меня ничего не требует, в частности, разрешает воровать, почему я должен не воровать?».

Кривякина:

— Можно попасться на такой логике…

Хазин:

— А дело Сердюкова – это очень интересное место. Дело в том, что его же никто не трогал много лет. А потом неожиданно стали трогать. Почему? Потому что начались междоусобные… Вот я ровно про это и говорю. Начиная с 2010-11 года стало понятно, что пряников сладких на всех не хватает. И возникает вопрос: кому можно, а кому нельзя? И начались драки. Каждый стал друг на друга писать доносы. И это, кстати, в некотором смысле возвращение ситуации 90-х. В практике 2000-х годов на человека не заводили публично уголовное дело. Его очень тихо увольняли, если уж он совсем… И отправляли куда-нибудь. Неважно. Может быть, пусть поедет на Лазурный Берег и будет там жить. Тихо и мирно. А сегодня начались уголовные дела, потому что пряников сладких на всех не хватает.

Радио КП, 4.02.2013

Михаил Хазин
Михаил Леонидович Хазин (род. 1962) — российский экономист, публицист, теле- и радиоведущий. Президент компании экспертного консультирования «Неокон». В 1997-98 гг. замначальника экономического управления Президента РФ. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...
comments powered by HyperComments