19 мая король Саудовской Аравии Салман ибн Абдул-Азиз Аль Сауд созвал экстренный саммит лидеров арабских стран. Причиной названы атаки на танкеры в ОАЭ и бомбёжка нефтепровода в самой Саудовской Аравии. 12 мая МИД ОАЭ заявил, что неподалёку от порта Фуджейра в территориальных водах страны четыре коммерческих судна, два из которых принадлежали саудитам, подверглись диверсионной атаке.

14 мая принадлежащий саудовской нефтяной компании Saudi Aramco нефтепровод был атакован беспилотниками йеменских повстанцев-хуситов (группировка «Ансар Аллах»). Ответственность за оба инцидента Эр-Рияд возложил на Иран и связанные с ним структуры. В Тегеране все обвинения отвергли, призвав расследовать инциденты, и заявив, что эти провокации нацелены на обострение ситуации в регионе. На встрече арабских лидеров голос Ирана едва ли будет услышан. Но это не значит, что его союзников среди них нет. 17 мая о солидарности с Ираном заявил заместитель руководителя ливанской партии «Хезболла» шейх Али Даамуш. Он возложил ответственность за атаку на танкеры в Фуджейре на Израиль, заявив, что Тель-Авив стремится спровоцировать нападение США на Иран. Эту позицию поддерживает и Сирия, которая традиционно считается союзницей Ирана.

Одновременно с дипломатической схваткой к Персидскому заливу направляется отряд военных кораблей США во главе с авианосцем «Abraham Lincoln». В отряд входили ракетный крейсер “Leyte Gulf” (класса “Ticonderoga”) и эсминец “Bainbridge” (класса “Arleigh Burke”). До 14 мая в состав отряда входил также испанский фрегат “Mendez Nunez” (класса “Alvaro de Bazan”), который был отозван по приказу министра обороны Испании. Кроме этого, в Персидском заливе находятся ещё два эсминца класса “Arleigh Burke” — McFaul и Gonzalez, каждый из которых может нести до 90 крылатых ракет «Томагавк» и универсальный десантный корабль “Kearsarge”. На его борту могут размещаться до 30 самолётов и вертолётов, включая новейшие истребители-бомбардировщики пятого поколения F-35B.

Также в зону ответственности Пятого флота (ВМС США) направлен десантно-транспортный корабль-док “Arlington”, способный вмещать около 700 морских пехотинцев и 14 единиц техники.

Действия надводных сил обычно поддерживаются одной-двумя многоцелевыми АПЛ типа «Лос-Анджелес».

Также в регион по воздуху доставили зенитно-ракетный комплекс “Patriot”. Как пояснили в Пентагоне, это необходимо для усиления ударной группы авианосца “Abraham Lincoln” и целевой группы ВВС США в ответ на «признаки повышенной готовности Ирана проводить наступательные операции» и для защиты американских интересов.

В ответ Иран уже почти привычно грозит перекрыть нефтяную артерию половины мира — Ормузский пролив.

Каким же может стать военный конфликт США и Ирана?

Очевидно, что военный потенциал этих стран несравним. США — мощная военная держава, имеющая наисовременнейшее оружие. Иран — страна, которая после антишахской революции1979 года много лет находилась под санкциями, в военном отношении деградировала и только недавно начала обновлять свой военный потенциал.

Большая часть техники и вооружения Ирана устарела, и даже недавние поставки Россией современных зенитно-ракетных комплексов «Тор» и С-300 не сильно меняют баланс сил с таким противником, как Америка.

США превосходят Иран по числу самолётов и вертолётов более чем в восемь раз. По танкам — в четыре раза. По высокоточным крылатым ракетам — более чем в двадцать раз. И в случае прямого военного конфликта Иран может утратить контроль над своим воздушным пространством со всеми вытекающими последствиями. При этом с высокой долей вероятности США постараются добиться военной победы, не начиная сухопутной операции, в ходе которой у Ирана есть шансы нанести американцам чувствительные потери. Фанатизм иранцев, их стойкость и мотивированность хорошо знакомы американцам ещё по Ираку, где шиитские отряды «Армии Махди» являлись ядром сопротивления американской оккупации Ирака.

Поэтому наиболее реальный сценарий войны против Ирана в случае отсутствия помощи извне  — это воздушная война на истощение, на манер войны против Югославии в 1999 году. Массированные воздушные удары по позициям ПВО, пунктам управления и связи, затем методичное уничтожение промышленности и военной инфраструктуры Ирана.

У Ирана тоже есть козыри. Прежде всего, это стратегические ракеты — один из основных компонентов вооружённых сил Исламской Республики, который наиболее опасен для её противников. Всего на вооружении Ирана стоят три типа баллистических ракет малой и средней дальности. «Shihab-1» и «Shihab-2» созданы на базе советской ракеты СКАД, радиус их действия — 300 и 700 километров соответственно. Ракета «Shihab-3» поражает цели на расстоянии до 1500 километров. Этими ракетами Иран способен вполне уверенно поражать цели в Саудовской Аравии и Израиле — главных союзников США в регионе. Эти ракеты являются основной головной болью американцев.

Второй козырь — правда, уже не свежий — это минирование Ормузского пролива, через который движется основной поток танкеров из Саудовской Аравии и других стран: Катара, Бахрейна, Кувейта, Омана и ОАЭ. Перекрытие пролива надолго парализует нефтяные поставки из региона.

Что же в этих условиях будет делать Россия?

Конечно, мы приложим все силы к тому, чтобы не допустить войны вблизи наших границ. Вторая задача — никоим образом не дать себя втянуть в боевые действия, если они начнутся. Именно этой нашей позицией вызваны заявления российского президента о том, что «Россия не может всегда играть роль команды спасателей на международной арене». Путин напомнил, что Россия в заключении ядерной сделки с Ираном «свою роль сыграла»: «Мы и дальше готовы такую же позитивную роль играть. Но это зависит не только от нас, это зависит от всех партнёров, от всех игроков, включая и США, и европейские страны, и Иран».

За день до этого, выступая на пресс-конференции в Сочи по итогам переговоров с Майком Помпео, глава МИД России Сергей Лавров заявил, что Россия будет способствовать тому, чтобы ситуация вокруг Ирана «не “свалилась” в военный сценарий», так как «регион и так перенапряжён различными конфликтными ситуациями».

Но это совершенно не значит, что в случае такого конфликта Россия останется безучастным наблюдателем. В США очень хорошо помнят, как военная и экономическая помощь СССР дважды привела Америку к проигранным войнам. Аналогичная помощь России и Китая Ирану — это кошмарный сон американцев. Возможно, именно поэтому так изменился тон Помпео в адрес России.

Глубокие противоречия между Ираном и США делают их столкновение почти неизбежным. Но добиться в нём победы без нейтрализации «русского фактора» Америка не сможет. Воевать с Ираном, когда за его спиной маячит Россия, — это почти гарантированный проигрыш. И потому США медлят…

comments powered by HyperComments