В одном из недавних выступлений Си Цзиньпин, лидер Китая, призвал «снова готовиться в дальний путь». Произошло это в провинции Цзянси, сакральном месте в современной истории Китая: именно там начинался в 1934 году «Великий поход» армии Мао Цзэдуна, закончившийся в 1949 году разгромом буржуазного Гоминьдана, который поддерживали США.

Конфликт начнётся в океане

И это обстоятельство придаёт особый смысл и значение выступлению Председателя КНР, свидетельствуя о новой стадии в отношениях между США и Поднебесной. В каком направлении будет развиваться нынешнее противостояние на экономическом поле между Пекином и Вашингтоном? И какова должна быть прагматичная позиция России в этой ситуации? Об этом в пресс-центре «Парламентской газеты» размышляли известный экономист Михаил Делягин и профессор Юрий Тавровский, один из ведущих российских китаистов.

Юрий Тавровский считает, что символичное заявление Си Цзиньпина в Цзянси — свидетельство того, что политика мобилизации китайского общества, объявленная на пленуме ЦК КПК ещё в 2016 году, будет укреплена и ужесточена.

Тогда были приняты документы, требующие повысить в новых условиях дисциплину вплоть до беспрекословного выполнения приказов сверху, установить ещё более жёсткий контроль над деловой активностью парторганизаций и членов КПК. В документах пленума был сформулирован вывод: без внутрипартийной мобилизации невозможно обеспечить устойчивое развитие Китая в новой ситуации на мировых рынках и новой международной обстановке, которые, по умолчанию, обусловлены изменениями во властной верхушке США.

С того времени противоречия между Китаем и США обострились ещё больше, приобретя хронический и затяжной характер. И, по мнению Тавровского, сегодня можно констатировать, что торговая война переходит в новое качество, приобретая все признаки войны холодной. Опасность в том, что её в отличие от экономических конфликтов невозможно прекратить в одночасье, мощная инерционная идеологическая машина рассчитана на многолетнее воздействие, как это видно из опыта Советского Союза. А в пропагандистском внутрикитайском пейзаже изменения весьма заметны: центральное телевидение, в частности, показало многосерийный фильм о войне 1950-1953 годов в Корее, где, по существу, китайские добровольческие войска сражались против армии США. В средствах массовой информации вспомнили в серии публикаций и о двадцатилетней годовщине даты, когда посольство КНР в Белграде было разрушено ударом «высокоточной» бомбы, погибли китайские журналисты. Ответственным за наведение на цели американских ВВС был Уильям Бенетт, полковник ЦРУ.

Решающим доводом, который, по предположению эксперта, предопределил рост антиамериканских настроений и привёл к срыву торговых переговоров между США и настроенными на компромисс представителями КНР, стало требование американской стороны к Пекину: отказаться от государственной политики стимулирования и поддержки высокотехнологичных отраслей.

«Такой ультиматум, по сути, предполагает, что Китай должен изменить свой общественный строй, — подчёркивает Тавровский, — разумеется, это предложение было отвергнуто, а переговоры свёрнуты».

Но чем закончится конфронтация? Михаил Делягин считает, что её исход предрешён. И он будет не в пользу США, которые проиграли Китаю практически во всех сферах — от экономики до культуры. Пока зыбкое лидерство Вашингтона держится только на военном превосходстве, которое КНР стремительно сокращает. Как только это превосходство исчезнет, США рухнут.

Американские аналитики понимают это и, вероятно, попытаются в течение двух-трёх лет реализовать своё военное преимущество через вооружённые провокации против Китая в акватории Южно-Китайского моря. По мнению экономиста, эти инциденты не изменят глобального тренда, США потеряют статус мирового лидера-монополиста, но единая мировая торговая система будет расколота на региональные рынки, причём Китай будет доминировать в Африке и Евразии, в том числе и через механизмы «Одного пояса, одного пути».

Потерь не будет, приобретения реальны

Но какую позицию занимать России? Юрий Тавровский считает, что нынешний уровень взаимодействия с Китаем благоприятствует стратегическим целям нашей страны, тем более что и Москва, и Пекин столкнулись с практически идентичными вызовами со стороны Вашингтона. В этой ситуации возможно оформить юридически де-факто весьма близкие отношения между Китаем и Россией, начав, к примеру, переговоры о подписании полноценного союзнического договора, предусматривающего в том числе и взаимопомощь в случае военной агрессии третьей стороны. Наработки по такой тематике, по информации учёного, ведутся в государственно-аналитических центрах и могут быть востребованы в ближайшее время.

Есть очень неплохие перспективы и для интенсификации экономического сотрудничества. Часть китайского экспорта, которая высвобождается по причине тарифных барьеров, вполне может быть перенаправлена в Россию с соответствующей ценовой оптимизацией. В России особо нужны высокотехнологичные китайские товары, в частности продукция той же самой корпорации «Хуавей», которая стала одной из главных мишеней американских экономико-пропагандистских атак. А вероятный отказ Китая от аляскинского природного газа и ограничения в импорте сельхозпродукции могут создать — и создают уже — прекрасные условия для того, чтобы в России развивались соответствующие сферы реального производства.

Михаил Делягин уверен, что для нашей страны не критичны любые санкции, равно как и прогнозируемые отдельными специалистами потери, в случае если рост китайской экономики замедлится в результате давления США. Эксперт считает, что российская экономика самодостаточна и обладает комплексной минерально-сырьевой базой. Её потенциал громаден, но только в том случае, если он будет избавлен от жёсткой привязки к необходимости обслуживать интересы мирового валютно-спекулятивного капитала, сосредоточенного в основном в США.

comments powered by HyperComments