В сакральной географии нашей большой Родины нет ничего случайного. Все пространства от солнечного Крыма на юге и строгого Калининграда на западе до Сахалина и Хабаровска на востоке – часть большого организма, живой географической протяженности бескрайних евразийских пространств. Как в любом живом организме каждая его клеточка, каждый орган служит своим целям. Одни золотистые житницы дают стране ароматный русский хлеб, другие регионы добывают из недр уголь, третьи строят боевые машины и куют оружие, четвертые качают плотную густую нефть. В этой органичной цельности русские люди со времен Святого Владимира осваивали новые земли, шаг за шагом продвигались сначала к Казани, потом – за Урал, к Тобольску и Томску, Кузнецкой Крепости и Иркутску, чтобы дойти в итоге до самой кромки континента – и здесь выйти к морским рубежам бескрайнего Тихого океана.

Дальний Восток – мировой географический регион, названный так европейцами аналогично с Ближним Востоком и Средней Азией. С тем лишь различием, что российский Дальний Восток не должен быть для нас дальним – это окраинная, но в то же время передовая и опорная земля – окно в мир, как Крым, Петербург или Калининград. Служить, работать и учиться на Дальнем Востоке не значит жить где-то на окраине, вдали от центра. Это значит быть на самом острие великой цивилизации, стоять наравне и мериться силой с восходящими дальневосточными державами.

В этом смысле у Владивостока, Дальнего Востока в целом и у нашего филиала Изборского клуба в чем-то схожие цели, сопоставимые с общегосударственными задачами и проектами.

Во-первых, от большего – к меньшему, это задачи геополитического масштаба. Освоить и основательно обжить передовые рубежи Родины, сделать край опорным центром Русского мира, осмыслить и осуществить сотрудничество с приграничными гигантами региона – Китаем, Японией, Кореей и со всеми странами тихоокеанского бассейна до США и Австралии. Здесь значение Дальнего Востока трудно переоценить. Если окно в Европу прорублено давно – туда со времен Петра идут торговые потоки, налажена культурная коммуникация, то Азия остается для нас в чем-то загадкой, другим миром. В этом смысле Владивосток – это одновременно окно европейской России в Азию, и витрина Европы для Азии. Здесь приезжие корейцы и китайцы как бы через весь континент контактируют с большой Европой от Лиссабона до Владивостока.

По мере угасания Европы и нарастания враждебности западного мира наша евразийская цивилизация должна обратиться на Восток – повернуть к пассионарным народам Азии свой взор, торговый флот, новые нитки газопроводов. Русский север и восток – это пространство будущего технологического прорыва, культурной и экономической экспансии. Оживающий Северный морской путь, Великий шелковый путь, газопровод «Сила Сибири» – лишь первые ласточки.

Если обратить внимание, даже здесь – на Дальнем Востоке – Россия чаще соперничала не с Азией, а с тем же Западом, а точнее с англосаксами, своим извечным соперником. Они привлекали и привлекают на свою сторону то японцев, то корейцев, то отброшенную островную часть Китая со времен опиумных войн. Британский лев первым хотел застолбить за собой наш Восток, высадившись бухте Золотой Рог, где потом был основан Владивосток. Они даже назвали эту гавань на свой манер Порт Мэй. Всё это подталкивало наших дипломатов, военных, путешественников скорее застолбить эти фактически ничейные земли, а за ними – заморские территории Русской Америки. Как ни странно, как раз экспансия Запада подтолкнула нас к освоению Востока. Все это подробно описано в пророческой книге «Наше положение» нашего геополитика начала прошлого века Алексея Вандама (Едрихина).

Геополитический смысл региона будто бы заложен в самом названии еще недавно закрытого военного города Владивосток, призванного всей русской историей закрепить владение Востоком, чтобы ни у Японии, ни у Китая не возникло и мысли посягнуть на наши острова и территории. Об этом же одним своим видом говорит спрятанный в туманах остров Русский, расположенная на нем Ворошиловская батарея и десятки других береговых оборонительных сооружений. Превративший Владивосток в крепость военный архитектор Алексей Шошин сказал, глядя на свое творение: «Русские здесь остаются навсегда».

Второй важной задачей является поиск уникальной дальневосточной региональной идентичности – тех специфических культурных черт и человеческих качеств, которые подчеркивают уникальность региона. Ведь нашу большую страну скрепляют не материальные богатства, штрихпунктирные границы или гражданство по паспорту. Наши соотечественники, в каких бы частях России они ни жили, живут великой русской мечтой, переливы которой разнятся от региона к региону.

Общерусское национальное сознание – сознание больших пространств и вселенских смыслов. Оно требует большого и сильного государства, «цветущей сложности» народов и культур. Это огромная комбинация усилий: военных, экономических, геостратегических, культурных, религиозных. Поэтому русские люди в каждом уголке большой страны должны обрести или вернуть себе национальное самосознание. Традиционная форма такого самосознания – самосознание имперское, рожденное на стыке континентальных просторов и морских границ, включающее в себя всю совокупность местных культур и верований. Для этого нужно вписать дальневосточную идентичность и мечту в рождающуюся заново русскую мечту, в большой государственный проект. Поиск этой уникальной специфики – наша общая сверхзадача.

Несмотря на якобы отсутствие здесь (почти как в Москве) своих «коренных» жителей, происхождение от той или иной волны миграции имеет большое значение. Они будто бы захлестывали одна другую в Хабаровском, Приморском и Забайкальском краях, на Амуре, Сахалине и Камчатке. Приезжали сюда сначала казаки, которые фактически осваивали, обживали и охраняли эту землю. Вслед за ними – уже другие военнослужащие и их семьи. На вольные земли – осваивать свой «дальневосточный гектар» – переселялись крестьяне-поселенцы времен Столыпина. Совсем другое дело – переселенцы и раскулаченные 20–30-х годов. Сюда также ехали от голода и разрухи, за «длинным рублем», и на волне энтузиазма украинцы, белорусы и русские с «запада», потом на северные стройки приезжали и оставались молодые советские профессионалы – последняя по хронологии волна. И в каждом регионе – будь то берега Амура или берег Тихого океана – эти удивительные люди расцветали своими красками. В конце концов, очередная людская волна, сравнимая с энтузиазмом советских строек века, должна с нашей помощью захлестнуть регион уже в начале века XXI.

Поэтому задача филиала Изборского клуба на Дальнем Востоке сугубо практическая – вызвать еще один масштабный человеческий прилив в регион, где демографические диспропорции с соседними странами вселяют пока лишь сильные опасения. Усилиями ученых, историков, журналистов, художников и писателей мы должны вместе вписать Дальний Восток в ментальную карту России, чтобы он не занял в ней место окраинного пазла.

Усилия Москвы, властей региона и Клуба в этом смысле полностью созвучны. Мы вместе должны показать русскому человеку такую мечту и такой проект, чтобы жизнь в городах европейской России по сравнению с дальневосточной сказкой показалась пресной и скучной.

Здесь, на таком близком Дальнем Востоке, должна воплотиться наша русская мечта – мечта о силе, справедливости и процветании большой страны и его восточной столицы – Владивостока!

Анатолий Прокаев
Прокаев Анатолий Викторович (р. 1981) — руководитель филиала международной китайской торговой компании. В 2003 году окончил ВГУЭС по специальности «Инженер», в 2019 — магистратуру РАНХиГС по специальности «Государственное и муниципальное управление». Председатель Дальневосточного отделения Изборского клуба.
comments powered by HyperComments