В прошлой статье мы обширно и много говорили о событиях в братской Белоруссии. За неделю протесты там стали стихать и частично были задавлены. Возбуждены уголовные дела по факту создания координационного совета оппозиции, проводятся альтернативные провластные митинги, увольняют участников забастовок. В целом усилился медийный прессинг, многие белорусы вернулись на работу, и времени на протесты попросту не осталось. Опыт Хабаровска показал, что мирные акции, если власть не подливает масла в огонь, длятся не дольше месяца. Протест лишь некоторое время может держаться на отрицании действующей власти, но потом он должен перейти в поддержку одного из альтернативных кандидатов. Кто же они?

Светлана Тихановская – домохозяйка и технический кандидат с минимальными управленческими способностями. Ее отстраненный от выборов муж – обычный оппозиционный блогер. Другой кандидат Виктор Бабарико – банкир, зарабатывающий на финансовых схемах и спекуляциях. Валерий Цепкало на первый взгляд кажется самым подходящим кандидатом. Он был дипломатом, создавал аналог Кремниевой долины для программистов в Беларуси, но его недавняя встреча на Украине с местными националистами показала, насколько он слаб и жалок как лидер. Получается, все кандидаты – масштаба украинского президента Зеленского, который тоже много обещал, кривлялся, заявлял со сцены о победе над коррупцией, но ожидаемо оказался нулевым управленцем.

В то же время сам Лукашенко тоже утратил легитимность, народ его ненавидит. Он окончательно потерял связь с реальностью и людьми: пытается говорить с каким-то воображаемым народом, который раньше сгоняли на массовки, который кивал и аплодировал по команде сверху. Где теперь эта многомиллионная армия сторонников? По идее это как раз рабочие и крестьяне, глубинный народ, который тоже вышел на забастовки и так же лихо посылает нелегитимного президента куда подальше. Это уже не столичные хипстеры или девушки в кружевных белых платьях, а настоящий коренной народ, который не простил ему избиений, убийств и тюремных пыток. Достаточно посмотреть, как встречали Лукашенко на заводах, где должна была быть лояльная публика: трехэтажным матом, свистами и криками «уходи». Он стал для них чужим.

Верховная власть страны не слышит, и еще хуже – просто не понимает того, что происходит. В таком случае, как и в любом диктаторском режиме, единственным языком общения с людьми становится сила, и это по-настоящему страшно. Потому что следующий этап – это революция, когда народ начинает разговаривать с властью на том же языке. Потенциал, партизанский опыт и характер у белорусского народа для этого есть. Но это самый деструктивный из всех возможных сценариев, от которого не выиграет никто.

Получается, для нас на белорусском направлении стоит одна задача – поиск альтернативного кандидата к неизбежным повторным выборам. Если они пройдут под наблюдением мировой общественности, шансов на победу у Лукашенко нет. Терпеть дальше старого президента белорусы не будут, а конструктивных и готовых к союзничеству с Россией альтернатив пока нет.

В России в последнее время тоже были протесты, и тоже граждане были справедливо недовольны решениями местных и федеральных властей. Сегодня это Хабаровск и башкирский Куштау. До этого – архангельский Шиес, где местные власти по договоренности с Москвой решили утилизировать столичный мусор. Вообще, в последние годы таких точек было много, но на слуху сейчас именно эти.

В Шиесе после длительных протестов и разбитого протестующими палаточного городка власти отступили, услышали мнение местных жителей – и пересмотрели свое решение после первых столкновений с полицией. То же самое в Екатеринбурге, где дело чуть было не дошло до погромов из-за строительства в местном сквере православного храма. Здесь пришлось вмешаться лично Президенту, который предложил вынести вопрос на местное голосование. В итоге был найден разумный компромисс.

Хабаровск в этом ряду стал первым в новейшей истории местом массового неповиновения целой губернии, отдаленной от Москвы в приграничном с Китаем районе. А если бы то же самое произошло в Калининграде или Крыму? Ведь люди всего лишь хотели уважения к своему выбору и справедливости, а власти в ответ демонстрировали лишь полную отстраненность. Никто из властей не вышел к людям, не решился поговорить и даже не выслушал – ни полномочный представитель Президента в федеральном округе, ни от Правительства, ни от Думы… Никто, будто бы этих отчаявшихся людей не существует.

В Советском Союзе была грамотная система подготовки управленческих кадров! Потенциального лидера выращивали и сопровождали чуть ли не со школы, на каждом этапе делали отсев сначала на городском уровне, потом – на региональном, дальше – на республиканском и всесоюзном. Секретаря комсомольской организации факультета при должной инициативности и работоспособности назначали инструктором райкома ВЛКСМ, оттуда переводили директором на небольшое предприятие, дальше – начальником отдела в обком партии, в руководство крупного завода, в Совмин, в ЦК и так далее. Конечно, он мог на каком-то уровне «зависнуть» в силу отсутствия необходимых талантов, но в целом система работала на отбор лучших. Мы парадоксальным образом все лучшее от Союза оставили в прошлом, а взяли самое плохое.

В США и Европе в высшую административную элиту приходят люди из советов директоров крупных компаний и бизнеса. В Америке они так же движутся по партийной линии демократов или республиканцев, и на каждом этапе жестко друг с другом конкурируют. Поэтому качество кадровой политики определяет сегодняшний успех США. В Китае отсев происходит тоже по партийной линии. А у нас, к сожалению, действует отрицательный кадровый отбор: наверх пробираются худшие и бездарные, кто думает только о своем кармане.

По сути, в Хабаровске мы видели провал всей кадровой политики Кремля и вообще принципов рекрутирования в высшую управленческую элиту. Все-таки губернатор – человек уникальный, который должен обладать опытом руководства хотя бы в среднем бизнесе, в должности вице-губернатора или заместителя министра, умеющий общаться с людьми и разбирающийся в экономике. Каким опытом обладает новый назначенец? Врио губернатора Михаил Дегтярев руководил до этого разве что аппаратом профильного комитета Госдумы в составе три-пять человек. Как он будет распутывать клубок местных проблем? Тем более, он для них чужой, он москвич.

Сейчас протесты в Хабаровске постепенно сходят на нет, потому что людей тоже услышали и не стали говорить с ними на языке силы: разгонять водометами и бить дубинками как в Беларуси. Но даже этих протестов в Шиесе, Куштау, Екатеринбурге и Хабаровске можно было бы избежать, если бы местные власти проявили волю – и вышли на диалог с народом. Так же затухает протест в Куштау, потому что глава Башкортостана Радий Хабиров нашел в себе мужество и встретился с местными жителями: сам инициировал конструктивный диалог с протестующими эко-активистами, которые выступали против карьера в экологически защищенной зоне. Все благодаря личному опыту губернатора, который до этого работал руководителем администрации президента Башкортостана, потом в Администрации Президента России, был главой подмосковного Красногорска. Но таких примеров – единицы, в большинстве случаев власти тоже не умеют и не хотят говорить с людьми.

Власть везде и всегда должна искать такого диалога – через партии, общественные движения, конструктивные силы в гражданском обществе. На высшем федеральном и региональном уровнях уже сейчас чувствуется острый дефицит лидеров нового формата, способных разговаривать с людьми, выходить в народ и слышать своих земляков. Губернатор или мэр для людей должен стать своим, почти родным человеком. Тогда и поводов выхода на улицы не будет.

Но прежде всего должны быть сняты сами основания для протеста, то есть от имитации реформ власть должна перейти к воплощению реальных и амбициозных целей. Здесь практика последних лет показала, что директивными методами, опорой только на госаппарат и бюрократов вопрос не решается. Опираться нужно на энергичных и предприимчивых людей, на хозяйствующих субъектов малого и среднего бизнеса, который давно готов к конструктивному диалогу с властью. Когда бизнесу будет хорошо, будет снижена налоговая нагрузка, он сможет расти и развиваться, тогда и всей стране, и государству, и народу будет хорошо. Люди будут работать, получать за это достойные деньги, а для протестов не будет ни времени, ни желания.

Люди выходят на улицы, потому что они раздражены: кто-то обанкротился, чей-то бизнес потерял всякую перспективу из-за низкой покупательной способности, кто-то потерял работу и едва сводит концы с концами. Их не слышит губернатор, их не слышит правительство, к ним относятся как к статистической погрешности где-то на окраине страны. К тому же не работают социальные лифты для молодежи, которая первой выходит на улицы, начинает громить витрины и бросать булыжники. Студенты из регионов переезжают в Москву, из Москвы – за рубеж, ищут жизненных перспектив и возможностей самореализации. Уезжают самые талантливые и амбициозные.

С другой стороны, должны объединяться патриотически настроенные предприниматели, чтобы их голос был услышан. Этим мы сейчас занимаемся в Изборском клубе: создаем большое общероссийское движение для реализации русского экономического чуда. Это открытая инициатива – и мы приглашаем к участию всех активных граждан, не только бизнес.

История последних лет показывает, что по команде сверху никаких чудес не случается. Русская мечта и русское экономическое чудо мы сотворим усилиями тех людей, которые могут управлять и руководить большими проектами, у которых есть опыт воплощения амбициозных планов, и они хотят реализовать их именно в России. Ваш покорный слуга, мои ближайшие соратники не хотим уезжать из страны. Мы хотим счастливого будущего для себя, своих детей и внуков здесь – в России!

Именно такие люди соберутся в усадьбе Гребнево 29-30 августа. Там мы презентуем нашу новую экономическую программу и всероссийское движение.

Ждем всех вас – самых амбициозных и деятельных людей России!

Андрей Ковалёв
Андрей Аркадьевич Ковалёв (р. 1957) — российский бизнесмен, общественный деятель и музыкант. Лидер рок-группы «Пилигрим». Известен как автор и исполнитель песен, теле- и радиоведущий, музыкальный продюсер, организатор рок-фестивалей. Владелец девелоперской компании «Экоофис», проекта «Подсолнухи Art&Food» и усадьбы Гребнево. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...
comments powered by HyperComments