Многие политические эксперты и медийные персоны пророчат скорое обострение ситуации в Донбассе. Называются даже конкретные сроки – весна 2021 года. Отметим, что подобные опасения нельзя назвать безосновательными: Украина действительно активно нагнетает обстановку на линии разграничения. Тем не менее назойливость, с которой делаются эти прогнозы, все чаще заставляет вспомнить притчу о пастухе, который без должных на то оснований кричал: «Волки!»

Где та грань, которая отличает алармистские заявления, сделанные ради красного словца, от вдумчивого объективного анализа возможных вариантов развития конфликта? Насколько можно экстраполировать недавние карабахские события на происходящее в Донбассе? В этом и многом другом мы попробуем разобраться вместе с нашим специальным корреспондентом в ДНР.

«Джавелины», «байрактары» и прочее чудо-оружие

Есть такая группа любителей досужих рассуждений о военном деле, которую можно с полным правом назвать «сектой свидетелей вундерваффе». Для тех кто не знает: вундерваффе – это чудо-оружие из сферы влажных мечтаний Адольфа Гитлера, которое смогло бы обратить в бегство стоящую у ворот Берлина Красную армию и переломить ход уже безнадежно проигранной войны войны в пользу Третьего Рейха. Это самое сектантство проявляется следующим образом: стоит появиться какой-нибудь новинке с выдающимися тактико-техническими характеристиками, как этих людей либо охватывают шапкозакидательские настроения, если новинка наша, либо же, если новинка не наша, они начинают дружно скулить о том, что гипс снимают и клиент уезжает. В ходе конфликта в Донбассе «свидетели вундерваффе» успели отличиться дважды. Первый раз они развели панику после появления известия о поставках украинской армии американских ПТРК «Джавелин», являющихся отнюдь не наступательным оружием. Сейчас предметом их внимания стали отличившиеся в ходе недавних событий в Карабахе турецкие БПЛА «Байрактар»: воспаленное сознание этих «свидетелей» уже рисует апокалиптические картины украинских бомбардировок беззащитного Донбасса.

Не будем останавливаться на достоинствах и недостатках вышеупомянутых образцов грозной техники: они в достаточной мере рассмотрены другими авторами. Важно другое: то, что оружие вполне современное, качественное и конкурентоспособное, совершенно не означает, что у него нет слабых сторон и что против него нельзя ничего противопоставить. Более того, чем более успешными являются данная модель или данный тип вооружений, тем скорее против них будет найдено противодействие. И зачастую это противодействие оказывается в несколько раз дешевле того, против чего применяется. Например, почему химическое оружие после триумфа в Первой мировой войне достаточно быстро сошло со сцены? Да потому что изобрели противогаз! Или вспомним, как появление переносных зенитно-ракетных комплексов не только заставило серьезно пересмотреть саму стратегию применения фронтовой авиации, но даже потеснило пилотируемые машины беспилотниками. Отсюда сделаем вывод, что вундерваффе – такой же миф, как и вечный двигатель: существование обоих противоречит законам мироздания.

История знает немало примеров, когда триумфаторами становились образцы с достаточно посредственными тактико-техническими характеристиками, но хорошо вписывающиеся в сложившуюся концепцию войны и текущую ситуацию. Классический пример – немецкий пикирующий бомбардировщик Junkers Ju 87, тот самый «лаптежник», наводивший на своих жертв ужас воем сирены, но становившийся весьма легкой добычей истребителей и зенитных батарей. Впрочем, машина рассчитывалась для нанесения массированного первого удара по захваченному врасплох противнику, когда не предполагается сколько-нибудь серьезного сопротивления. Как только приходилось сталкиваться с хорошо подготовленной ПВО, преимущества самолета терялись. Есть и обратные примеры, когда техника с выдающимися характеристиками оказывалась невостребованной. Здесь достаточно вспомнить американский истребитель Bell P-39 Airacobra: эти самолеты поставлялись по ленд-лизу в СССР именно по причине желания командования ВВС США избавиться от столь капризной и сложной в управлении машины. А если точнее, у американцев попросту не находилось применения «Аэрокобре»: японские асы сильно уступали немецким…

Дело не только в самом оружии и в его соответствии складывающимся военным реалиям, но также и в том, насколько сама война вписывается в политическую ситуацию. В связи с этим возникает закономерный вопрос о том, насколько «байрактары» задавали тон в карабахских событиях. В том, что они применялись успешно и эффективно, сомнений нет. Загвоздка в том, что при ином политическом раскладе в Закавказье в Баку вряд ли пошли бы по пути военного решения проблемы: древняя истина гласит, что сражения выигрывают и проигрывают генералы, а войны – дипломаты. Проще говоря, если бы в Ереване у руля находился не откровенный ставленник Сороса, а куда более лояльный к Кремлю человек, то имевшей место военной развязки просто не могло случиться: негоже дружественным к России соседям решать свои споры на поле брани, добро пожаловать за стол переговоров! А здесь Пашиняну не раз пришлось вспомнить знаменитые слова Тараса Бульбы: «Ну что, сынку, помогли тебе твои ляхи?» То бишь твой Сорос и иже с ним…

Где тонко – там и рвется

Стоит задуматься над тем, насколько Донбасс может стать перспективным полем для нагнетания напряженности и является ли единственным таким плацдармом, где коллективный Запад руками Киева может преподнести неприятный сюрприз России. Более того, заставить Россию открыто вмешаться в конфликт: что бы там ни было написано в Минских соглашениях, резолюциях Совбеза ООН и решениях стран – участниц «Нормандского формата», но агрессия в Донбассе направлена прежде всего против самой России, даже при том, что та не является участником конфликта. Пока что России удается избежать прямого вовлечения в противостояние, но это уже вызывает нескрываемое раздражение Запада.

Предположим, что с подачи заокеанских хозяев Киеву удалось разморозить конфликт в Донбассе и «разогреть» ситуацию на линии разграничения до состояния 2014–2015 годов. Вмешается ли Россия? Ведь у нее будет повод: уже сейчас только в одной ДНР общая численность выданных российских паспортов приближается к двухсоттысячной отметке, а вместе с ЛНР к весне следующего года, будем надеяться, таковых в сумме окажется полмиллиона. Двести тысяч российских граждан – это больше, чем на начало 2014 года таковых проживало в Крыму, это в почти в четыре раза больше, чем все население Южной Осетии и чуть меньше общего количества жителей Абхазии. Но не надо забывать, что за последние шесть лет в республиках Донбасса активно развивалась собственная оборонная сфера, а протяженность границы ДНР и ЛНР с РФ составляет четыреста километров. То есть вполне достаточно будет обжигающего дуновения «северного ветра», и в адрес украинской армии снова зазвучат ехидные замечания о том, что она опять разгромлена вынужденными оторваться от мирного труда шахтерами и металлургами.

Устроит ли такой сценарий западных кураторов Киева? Вряд ли. Ведь ставится задача не достижения победы на поле боя, а принуждения России к втягиванию в военный конфликт с Украиной. И это значит, что враг будет искать места, где России волей-неволей придется явиться на войну. В этом плане Крым куда более перспективен: не зря же Генштабом ВСУ разрабатываются масштабные планы вторжения на полуостров, возврата Тавриды под украинский контроль при помощи местной «пятой колонны» и проведения давно обещанного еще позорно бежавшим из-под Иловайска генералом Валерием Гелетеем парада в Севастополе под сине-желтыми знаменами. Понятно, что в России столь наполеоновские замыслы Киева вызывают смех, ибо военная мощь двух стран не сопоставима. Однако проблема для Украины тут в другом: как избежать репутации машущего кулаками после боя, ведь даже для реванша нужен благовидный повод, а тут и так любая провокация окажется шитой белыми нитками.

Столь же перспективным является и Приднестровье. В этой республике проживает примерно столько же российских граждан, сколько в ДНР или ЛНР, взятых по отдельности, плюс там размещен российский миротворческий контингент. Но самая большая ценность этого направления в том, что Приднестровье граничит только с Украиной и Молдавией. Если Кишинев решит наконец-то свести счеты с непокорным Тирасполем, то Киев вполне может сыграть вторую скрипку, отказавшись пропускать российскую военную помощь миротворческому контингенту, вынуждая Кремль на крайне жесткие шаги, вплоть до пробивания коридора, например, через окрестности Одессы. Тем более что на выводе российских миротворцев уже настаивает и Украина: подобные требования недавно высказал глава ее внешнеполитического ведомства Дмитрий Кулеба во время визита в Молдавию.

Мы не берем во внимание Закарпатье, где тоже постепенно накаляется ситуация из-за притязаний Венгрии. Да, там проживают карпатские горцы-русины, многие из которых благосклонно настроены по отношению к России. Тем не менее российских интересов там нет, и разыграть выгодную для Запада карту там уж точно не удастся.

Операция «Ы» номер два

Получается, что развязывать военную операцию против Донбасса Киеву совершенно невыгодно. Во-первых, о военных приготовлениях известно, и не факт, что это действительно приготовления, а не показная игра мускулами. Насчет последнего: новостная лента регулярно сообщает о прибытии на прифронтовые станции очередных составов с украинской бронетехникой, но не сообщает станции отправления этих поездов. Хотя пункт отправления такого эшелона говорит об очень многом: украинское командование неоднократно было замечено в том, что тайно снимало бронетехнику с одного направления, после чего эти самые машины внезапно попадали в объективы на другом участке. Во-вторых, не факт, что на поле боя явится Россия: все можно обставить так, что обошлось без ее участия. И наконец, на дворе не 2014 год: число российских граждан в Донбассе исчисляется сотнями тысяч, а значит, военное поражение ДНР и ЛНР попросту недопустимо.

И все же тревожные сигналы о подготовке Киевом силового сценария продолжают поступать. Что же заставляет Украину идти на откровенную авантюру? Ведь все-таки Донбасс не Карабах: слепая экстраполяция реалий одной войны на расклады другого конфликта никогда и никого до добра еще не доводила.

Тут вспоминается старая добрая кинолента «Операция «Ы»…»: проворовавшийся директор склада поручает троим злодеям инсценировать кражу со взломом. Ибо когда дела идут из рук вон плохо, то требуется некий форс-мажор, на который можно списать все неурядицы. А заодно и благовидный повод приструнить недовольных. В данном случае ничего лучшего, чем «маленькая победоносная война», быть не может. И даже военное поражение тоже сойдет: все трудности и неурядицы, возникающие в ходе войны, легко объяснимы, а разгром на поле боя дает еще и возможность поплакаться в жилетку. Кроме того, не зря говорят, что кому – война, а кому – мать родна и что война все спишет: более благодатного места для ловли рыбы в мутной воде не найти. Ну и с инакомыслящими в такой ситуации тоже можно не слишком церемониться, ведь не просто так сейчас Украина в спешном порядке разрабатывает законодательство об интернировании обладателей российских паспортов и упрощенном порядке отправки в места принудительного содержания всех остальных несогласных.

Тем временем социально-экономическая ситуация на Украине продолжает ухудшаться. Закрывается то, что еще не было закрыто, распродается за бесценок уже то, на что раньше не находилось покупателей: экс-президент Порошенко даже упрекает нынешнего главу государства и его команду, что те разворовали то, что не успели украсть их предшественники. Ко всему этому в придачу в ближайшие месяцы стартует еще и рынок земли. Но если раньше безвизовый режим поездок в страны ЕС серьезно способствовал разрядке напряженности, так как отвлекал на заработки наиболее активную и пассионарную часть общества, то наступившая коронавирусная пандемия вынудила многих гастарбайтеров вернуться. В такой ситуации можно ждать когда накопится критическая масса и произойдет взрыв от малейшей искры. А можно канализировать протестную энергию туда, где и грудь в крестах, и голова в кустах в равной мере считаются почетным финалом.

comments powered by HyperComments