Всероссийский центр изучения общественного мнения провел опрос, по результатам которого сделал вывод: граждане России в значительной своей массе согласны, чтобы налоги для них были повышены.

Внешне формулировка вопроса звучит много корректнее: «Я предпочитаю платить больше налогов, но быть уверенным в широкой доступности и высоком качестве государственных услуг (образования, здравоохранения, безопасности и другого)» — на что 45 % выразили свое согласие. Из чего ВЦИОМ и вывел анонсируемый им тезис: «Почти половина наших соотечественников (45%) предпочли бы платить больше налогов, но быть уверенными в широкой доступности и высоком качестве государственных услуг (чаще самые молодые россияне — 66% среди 18-24-летних)».

Только в анонсируемом материале, который уже стал тиражироваться СМИ, ВЦИОМ умолчал о том, какая формулировка противопоставлялась вышеприведенной в реальных таблицах опроса.

А она звучала так: «Я предпочитаю платить меньше налогов, понимая, что государственные услуги при этом могут быть более низкого качества и менее доступными», и согласие с ней выражали 33 % граждан.

То есть люди выбирали не между тем, платить больше, чем сейчас за лучшие услуги, а между тем, что в принципе лучше — платить больше за хорошие или меньше за плохие. Опрос касался общериторической позиции: дороже, но лучше или дешевле, но хуже, а ВЦИОМ выдал результат, выражающий конкретно политико-экономическую сегодняшнюю позицию, мнимо выражающую желание и согласие граждан на повышение налогов.

Что, при знании некоторых особенностей ВЦИОМа, выглядит как создание базы для подготовки неких конкретных решений экономической власти. И явно отражает общую неспособность власти обеспечивать развитие производства и пополнение бюджета иначе, как фискальными методами.

Причем то, что большинство граждан ни на какое повышение налогов не согласны, можно увидеть в данных того же опроса. При вопросе «Вы готовы или не готовы платить больше налогов, чем сейчас, если получите возможность влиять на распределение налоговых поступлений?» 65 % ответили «нет», а согласились только 26 %.

То есть дело даже не в том, что люди не хотят платить, потому что не знают, на что идут собранные деньги: подавляющее большинство считает, что и нынешний размер налогов нужно платить в полном объеме – 83 %, и лишь 13 % полагает: «Если возможно, то лучше не платить часть или все налоги». Что примерно совпадает как с долей тех, кто платит налоги с зарплаты, так и с долей тех, кто платит ее с коммерческого дохода, иначе — тех, с одной стороны, кто работает, и тех, с другой стороны, кто из их работы извлекает прибыль.

Проблема в том, что в сложных современных экономиках, в отличие от экономик 150-ти и 200-сот летней давности, роль налогов, в первую очередь, не в том, чтобы пополнять бюджет, а в том, чтобы регулировать экономику, снижая налог для тех производств, продукт которых более значим для общества и государства, и повышая его для тех, кто выпускает выгодную, но спорную, с точки зрения общественных интересов, продукцию.

При этом давно известно, что за определенным уровнем увеличение налогов и снижает их поступление, и тормозит развитие экономики. Производство, работающее в коммерческих целях, относительно спокойно переживает налоги в размере от 25 до 30 % и впадает в ступор, когда они доходят до 50 %. Что доказано всем опытом так называемых «социальных государств» Запада.

Можно, конечно, вдаваться в полемическую риторику и твердить, что в России один из самых низких налогов – 13 %. Но ведь на деле – это неправда. Потому что 13 % — это только так называемый «подоходный налог». Который и взимается, когда высчитаны все – на добавленную стоимость, социальные взносы, взнос в Пенсионный фонд…

Всего получается, что и человек, и производство выплачивает более 60 % налогов. То есть сумму, при которой производство становится коммерчески невыгодным — и умирает. Или, как минимум, не развивается.

В этом – беда и порок социальных государств: они все делают наполовину и органично сочетают в себе пороки капитализма, с его поклонением прибыли, и социализма, с его проявившейся склонностью все проблемы решать директивно-бюрократическим способом.

А с налогообложением – это, пожалуй, не столько издержки социализма, сколько реанимация позднего феодализма кольберианского типа, когда главная экономическая задача государства виделась в собирании максимального количества налогов с населения.

Существует противоречие: современное государство нуждается в огромном бюджете, обеспечивающем как расходы на защиту национального суверенитета, так и социальное развитие общества. От образования, т.е. производства рабочей силы, до здравоохранения, т.е. системы ее воспроизводства, культуры, т.е. производства базовых латентных образцов поведения, социального обеспечения нетрудоспособных – ну и так далее, не говоря об общегуманитарных задачах.

Бюджет нужен огромный, и налоги сами по себе его наполнить не могут: как только выходят за известные пределы, экономическая мотивация производства перестает действовать. Иметь подобные бюджеты можно, лишь имея вненалоговые источники доходов: либо от государственно-производственной деятельности, либо от, скажем так, эксплуатации вненациональных источников дохода.

Причем второй вариант и не всегда доступен, и имеет долгосрочные негативные последствия. В частности, те, что любое получение гражданами средств, не связанных с их напряжением и трудовой деятельностью, ведет к психологической деградации личности. Все это – порождение классического люмпен-пролетариата, живущего одним требованием «хлеба и зрелищ», считающего труд зазорным, не желающего и неспособного ни создавать, ни защищать страну.

Поэтому задача государства в этом отношении — не заниматься поборами, а создавать производства и дающие социуму необходимую продукцию, и приносящие доход бюджету, и, что чуть ли не самое главное, обеспечивающие высококвалифицированную трудовую занятость, что чуть ли не важнее всего остального. «Не рыба, а сети».

Но вот создавать производства и обеспечивать их развитие экономисты обычно и не умеют. Потому что не умеют ничего, кроме исполнения счетоводческих функций, с одной стороны, и постприорного анализа больших производственных процессов.

Богатство создают не сборы налогов и перераспределение собранного – богатство создает производство и вложенные в него средства.

Кстати, в этом отношении не совсем понятно, почему в рыночной экономике с легализованной частной собственностью обладатели больших доходов должны платить большие налоги. То есть понятно, почему они должны платить большие суммы в количественном измерении. И непонятно, почему они должны платить большую долю в процентах от своего дохода.

ИсточникКМ
Сергей Черняховский
Черняховский Сергей Феликсович (р. 1956) – российский политический философ, политолог, публицист. Действительный член Академии политической науки, доктор политических наук, профессор MГУ. Советник президента Международного независимого эколого-политологического университета (МНЭПУ). Член Общественного Совета Министерства культуры РФ. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...
comments powered by HyperComments