После того, как Путин осенью и в начале зимы несколько раз повторил, что считает вакцинацию нужной, но добровольной и не поддерживает введение обязательного порядка ее проведения – тема почти исчезла из ведущих СМИ.

И все те, кто пытался говорить правду и объяснить, что вакцинация – необходима, вдруг одномоментно переменили если не позиции, то темы. И заговорили о другом. Да, время от времени еще говорят, что вакцинация – нужна. Время от времени сетуют, что процент вакцинированных так и остается относительно невысок, но информационная активность и напор убежденности – исчезли.

То ли восприняли слова Президента как приказ. То ли – их просто затравили антиваксеры.

СМИ немного порадовались новогоднему спаду роста заболеваний, на всякий случай рассказали и о новом штамме, и о толи действительных, толи подлинных комбинированных штаммах, и, шаг за шагом, стали приучать людей  к мысли, что  коронавирус – это надолго.

Кстати, была такая пандемия – «Юстинианова чума». Продлилась порядка двухсот лет – с середины шестого века, последней попытки возродить Римскую Империю, чему она и помешала, — до второй половины восьмого века, времен «Каролингского Просвещения», когда нечто подобное удалось сделать Карлу Великому. Во многом – потому, что пандемия закончилась.

Тогда на двести лет было приостановлено развитие цивилизации. Но тогда никто и не знал, как пандемии противостоять. И ничего еще не знал про вакцинацию и выработку антител. С тех пор, люди, как будто бы узнали, что вакцинация обеспечивает выработку антител и является самым надежным способом защититься от эпидемии. Есть, правда, и другие, с упорством приверженцев птолемеевой системы мироздания твердящие, что вакцинация бессмысленна и вредна. Таких все меньше. Хотя странно, откуда в России они вообще возникли после двухсотлетней с лишним истории отечественных прививок.  Наверное, оттуда же, откуда после двухсотлетней истории Просвещения и семидесятилетней истории победы атеизма в России возникло две трети населения, относящих себя к православию. Половина из которых, правда, не верит в бессмертие души, а большинство – и не бывает в церкви. Но это – их проблемы.

Большинство, все-таки, считает, что вакцинироваться нужно, но   большинство из них – что это дело добровольное. То есть, вакцинироваться нужно – но необязательно.

Это нечто продолжения «нового мышления» Горбачева:  мы за социализм, но с рынком и частной собственностью, мы против раздела страны – но без использования силы, мы за порядок и дисциплину – но обеспеченные ненасильственными методами… Кончилось известным образом.

К сожалению, в отношении вакцинации, Путин дал отмашку именно для такого подхода: вакцинация необходима, — но… необязательна. И Путин не прав. Потому что если некая мера необходима – то она не может быть необязательной. Если она необязательна – она не необходима.

Путин, введя формулу «вакцинироваться нужно, но не обязательно» — дал оружие в руки тех, кто, так или иначе, работает на срыв вакцинации в стране. Теперь они сняли лозунги «выдуманной эпидемии», бесполезности масок и вредности вакцинации, хотя фэйки о мнимых негативных последствиях вакцин, их не исследованности и ядовитости – массами продолжают производиться и распространяться в коммуникационных сетях. Теперь они объявляют себя чуть ли не убежденными сторонниками вакцинации, но – исключительно добровольной: и ссылаются на то, что именно так и сказал Путин.

Путин выдвинул в обоснование своей позиции два аргумента. Первый: если вакцинацию сделать необходимой – то несогласные все равно найдут способ эту обязательность обойти, например, будут покупать фальшивые или даже подлинные документы о проведенной вакцинации. Но этот довод равносилен утверждению, что никакие правила и нормы нет смысла делать обязательными – потому что найдутся те, кто все равно будет их обходить и доставать необходимые документальные свидетельства своей законопослушности. Только задача и обязанность государства в том и заключается, чтобы обеспечивать соблюдение установленных норм, выявлять и пресекать попытки их нарушения.

Второй довод: если начать оказывать давление на нежелающих вакцинироваться, то они начнут сопротивляться, а по мере возрастания давления – будет расти и сопротивление.

Отчасти – это правда. Но только отчасти. Потому что сопротивление установленным нормам возрастает, когда сопротивляющиеся начинают чувствовать себя безнаказанными. И,  с одной стороны, решают не утруждать себя лишними усилиями для соблюдения установленных норм, а, с другой – начинают ощущать особую лихость и гордость, бравируя своими нарушениями без какого либо риска для себя.

Сопротивление давлению возрастает, когда давление оказывается недостаточным. Когда оно достаточно, — та часть сопротивляющихся, которая увлечена игровым характером сопротивления – рассыпается и исчезает. Нарастет сопротивление лишь у более или менее сознательного ядра противостоящих установленным нормам и правилам.  И обязанность государства – именно преодолеть и подавить такое сопротивление установленным нормам. Кстати, это и называется «ре-прессии» — « ответное давление», подавление сопротивления государственной политике.

Что означает срыв или замедление проведения вакцинации – увеличение количества заболевших, повышение нагрузки на здравоохранение, отвлечение его сил от борьбы с остальными заболеваниями – и ухудшение здоровья всех остальных. Блокировка текущей плановой и профилактической работы врачей. Гибель и самих врачей. И смерти, смерти, смерти тех, кого антивакционеры удержали от вакцинации. Они – убийцы.

Политически, подрыв и разрушение системы здравоохранения, чудом уцелевшей после «оптимизационных» авантюр власти – это, как минимум диверсионная деятельность. Террор ли это… А что такое террор – насилие, используемое для устрашения общества и власти. Запугивание.

Насилие может быть примитивным, физическим, но может быть и моральным, информационным, психологическим. Антивакционная пропаганда и распространение информации, удерживающей людей от вакцинации – есть запугивание. И их, и власти, и врачей. Информационное и психологическое давление, ориентированное на то, чтобы люди боялись: вакцин, врачей, здравоохранения, — и  чтобы они заболевали и умирали.

Если исходить из того, что защита здоровья людей и увеличение продолжительности их жизни является национальным приоритетом и национальным интересом страны – значит, борьба за срыв вакцинации есть угроза национальным интересам России.

Уже в январе этого года в России каждый день от ковида умирало по 700-800 человек. За месяц это составляет порядка тридцати тысяч. Это более чем в два раза больше, чем погибло советских солдат в Афганистане с 1979 по 1989 год, — тогда за десять лет их было 14 тысяч.

И это столько же, за один месяц, сколько в среднем за год приговаривалось к высшей мере во времена пресловутых «репрессий» с 1921 по 1953 год.

И тогда вопрос: если есть люди, которые даже сейчас в месяц убивают вдвое больше, чем когда-то убивали афганские террористы – являются сами террористами или не являются…

Просто террор — изменился: раньше террористы стреляли и взрывали обычные бомбы, сейчас они взрывают информационные бомбы. Раньше они убивали сами и своими руками – сейчас они убивают опосредовано, запугивая людей и не позволяя им обращаться за защитой от пандемии  к врачам.   Разницы,  в сущности, никакой.

От диверсий и террора нужно защищаться. И меры по такой защите не могут быть «необходимыми, но добровольными».

Задача и функции государства – в первую очередь не в том, чтобы собирать налоги и тем более не в том, чтобы защищать тех, кто повышает цены и обирает людей. Задача и обязанность государства – защищать своих граждан и принимать меры по обеспечению их безопасности и здоровья. В частности – и принуждая их к соблюдению норм коллективной безопасности.

И когда кто-то рафинированно заявляет: «Как это все надоело! Да никто не против вакцинации, но сколько можно об этом говорить, пусть каждый сам думает о себе… Все – только добровольно!», — он всего лишь рафинированно встает на сторону именно тех «информационных террористов», которые каждый день убивают, убивают и убивают…

По последним данным, Центр Гамалеи предупредил, что к концу января — началу февраля в стране ожидается рост заболеваемости от штамма «омикрон». Да, как будто бы смертность у него раза в разы меньше чем у прежних штаммов, только и заболеет от него лавинообразно больше…

Сергей Черняховский
Черняховский Сергей Феликсович (р. 1956) – российский политический философ, политолог, публицист. Действительный член Академии политической науки, доктор политических наук, профессор MГУ. Советник президента Международного независимого эколого-политологического университета (МНЭПУ). Член Общественного Совета Министерства культуры РФ. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...
comments powered by HyperComments