Славянский холокост

Жорес Алферов

Жива ли наша наука? Как нужно развивать ее? Об этом, а также о своем отношении к нынешним реформам РАН и образования, к ситуации на Украине поведал в четверг в Союзе журналистов Москвы в рамках программы «Открытый диалог» лауреат Нобелевской премии, академик РАН Жорес Иванович АЛФЕРОВ.

О выборе перспективных направлений в науке

«Нужно, чтобы политическое руководство привлекало к решению этих проблем настоящих ученых. Я скажу очень простую вещь: перечислить критические технологии, на первый взгляд, не сложно, — всем вроде очевидно, по каким направлениям развивается мир. Вспомните, как сложно было подниматься стране после войны: нужно было восстанавливать всю европейскую часть, решать атомную проблему. Кинули все силы на создание атомной бомбы, — всем же «было очевидно», что надо развивать это направление, а вот в компьютерных технологиях отстали. Почему так произошло? Почему никто не подумал об этом важном направлении науки? Поэтому еще раз повторяю, — чиновникам надо ориентироваться только на мнение ученых, которые знают лучше, что сегодня требует особого внимания».

О едином учебнике истории

«Единый он будет или нет, — историю надо отстаивать по-настоящему. Кому-нибудь в голову приходило еще 5-10 лет назад, что мы можем получить то, что получили на Украине? До последнего времени я на Украине бывал каждый год. У меня там погиб мой старший брат. Он похоронен в братской могиле, в деревне Хильки Черкасской области. Я помню, как приехал туда в 1969-м году, и местная жительница подошла ко мне и говорит: «А шо ты тут на нашей могиле робишь?». Я сказал, что у меня тут брат лежит… Пришла вся деревня сто с лишним человек, принесли столы, поставили и стали отмечать поминки по моем брату. Потом они меня провожали… С тех пор каждый год я приезжаю в Хильки, и мы садимся с жителями всей деревней за стол. В прошлом году, поскольку я проводил в Киеве заседание Сколковского консультативного научного совета, я их (членов совета — Авт.) привез на Черкащину. Там были и американцы. Они посмотрели на это дело, и мой сопредседатель, нобелевский лауреат, профессор Роджер Корнберг сказал мне: «Жорес! Вы один народ, вас нельзя было делить!» И сегодня я говорю с этими людьми, а они со мной, и там все нормально, хотя говорят там все исключительно на украинской мове. Ну а в других местах… Сегодня мы наблюдаем славянский холокост. Сначала разрушили Югославию — великое славянское государство, потом сразу СССР… Понятно, что без Украины славянский союз теряет очень много, и это сделано. Где это было видано, чтобы украинцы объявляли праздником день бандеровщины?!»

Об образовании

«Могу сказать точно, то, что образование у нас упало, безусловно. ЕГЭ — это совсем не то. Есть проблема с учителями. У меня в моем маленьком университете (Физико-технический институт — Авт.) есть лицей, физико-техническая школа. У нас с 8 класса там дети занимаются. Уклон сильный на информатику, физику, биологию. Они (преподаватели — Авт.) приходят ко мне и говорят: «Жорес Иванович, а давайте с 5 класса начнем учить». Вы же понимаете, мы по-прежнему проводим конкурс, отбирая самых талантливых ребят, 15 человек на место претендуют. Но проблема в том, что просто уровень в ленинградских школах упал. Поэтому и просят брать детей из обычных школ пораньше. Но это же невозможно, в 5 классе это делать рановато. Я понимаю, что в школах нет средств, учителям, чтобы они лучше работали, нужно деньги платить… По этому поводу я всегда вспоминаю слова Владимира Ильича Ленина о том, что наступят когда-нибудь такие времена, что останутся на Земле три профессии: врач, учитель и инженер. Учитель нужен всегда. Каждый из нас помнит всю жизнь своих школьных учителей. Моя учительница первого класса гений была. В 1944 году она получила орден Ленина, я уже был в 8 классе, я послал ей телеграмму».

О высшем образовании

«Начну с западных ведущих институтов, которые сегодня знает весь мир. MIT, «Калтех» (Калифорнийский технологический институт). Но, еще не было ни MIT, ни «Калтеха», а Абрам Федорович Иоффе создал физико-механический факультет в Политехническом институте, в 1919 году! Идея — очень широкое физико-математическое образование с инженерной подготовкой. Инженер-физик должен был понимать прикладные инженерные проблемы и быть широко образован физматшколой. Сегодня надо, чтобы студенты был еще и программистами, и физику знали хорошо, и математику, медицина развивается, и значит нужно закладывать и это. Нужно одновременно соблюдать хороший общий стандарт и пробовать новые вещи».

О финансировании науки

«Сделали научный фонд. Что я туда буду писать ту идею, которая мне пришла в голову, чтобы у меня ее сперли? Я буду смотреть, как мне найти деньги и делать работу без научного фонда. Гранты — это частичная поддержка, в основном молодых ученых. Национальный научный фонд США — это поддержка молодых исследователей, в основном же там — базовое государственное финансирование, которое получают национальные институты. MIT, к примеру, имеет отдельную строку в бюджете. И то, что нас в СССР было основное базовое финансирование науки, этот было хорошо».

МК.RU 16.10.2014

Жорес Алферов
Алферов Жорес Иванович (1930-2019) — выдающийся русский советский ученый, физик, общественный деятель. Лауреат Нобелевской премии. Академик Российской Академии Наук (РАН), вице-президент РАН, председатель Президиума Санкт-Петербургского научного центра РАН. Иностранный член Национальной академии наук (США), Национальной академии наук Белоруссии, почётный член Академий наук многих стран. Депутат Государственной думы РФ. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...
comments powered by HyperComments