Никто не застрахован от грехопадения

Наталия Нарочницкая

Наталия Алексеевна Нарочницкая в 2008 году возглавила Институт свободы и демократии в Париже, который призван следить за соблюдением прав человека. Она создатель и президент некоммерческой организации «Фонд изучения исторической перспективы», а также член Комиссии при Президенте РФ по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России. Наталия Алексеевна в начале октября приняла в Праге участие в семинаре «Современный фашизм в Европе», который состоялся в парламенте Чехии.

— Наталия Алексеевна, нужны ли такие семинары в наше время?

Я считаю, что они очень полезны. Как говорят, капля камень точит. И то, что здесь были разные люди, что такое мероприятие состоялось в стенах парламента, это тоже поднимает нашу дискуссию до уровня легальной, принятой в рамках мейнстрима. К сожалению, современное информационное поле, со всеми его тоталитарными палатками, очень любит наклеивать ярлыки на любое инакомыслие. А поскольку мы здесь приводили факты, документы, которые нарушают некие доминирующие в Западной Европе мнения, освещают украинские и другие события в мире, то для нас очень важно, что это состоялось в стенах именно парламента.

Посмотрите, сколько здесь людей (зал был заполнен), и никто не уходит, даже во время семинара ещё подходили люди значит, им интересно.

— На семинаре прозвучало, что и ваши выступления не были беспристрастны…

С такими темами, как Украина, трудно обойтись без эмоций, но мы приводили факты, документы, фотографии.

— Насколько, по вашему мнению, реален риск того, что фашизм может, как говорится, «разойтись», как это было, например, в 30-е годы прошлого века?

Это вполне реально. К сожалению, на мой взгляд, элита, которая ныне управляет Евросоюзом, повторяет все ошибки советского и коммунистического наднационального прошлого: попытки всех уравнять, понизить роль нации, разобщить все регионы, проповедовать единые ценности… Если в ответ настоящие, подлинные консерваторы, умные, никому не враждебные, любящие своё наследие, но не ненавидящие, не возьмут дело в свои руки, то тогда протест может вылиться в абсолютно деструктивную форму. Он будет порождать фашистские явления. И здесь прослеживается полная аналогия и повторение страшной истории, которая уже состоялась. Да, она закончилась Великой Победой, но чего это стоило Европе? Какой это крах для такой великой, внёсшей огромный вклад в мировую культуру нации, как немцы? Это только доказательство того, что никто не застрахован от грехопадения.

— Почему, по вашему мнению, именно США так плотно взялись за Украину?

Украина США совершенно не нужна. Она им не нужна ни как рабочая сила, ни как интеллектуальный плацдарм, ни как рынок. Вся польза Украины для США измеряется лишь тем вредом, который наносится России.

— Каковы перспективы, на ваш взгляд, такого развития?

К сожалению, я не вижу перспективы быстрого затухания этого конфликта. Я боюсь, что точка невозврата пройдена. Это надолго, и текущий тон будет переходить то в буйный и кровавый, то опять немного затихать. Ведь после того, как людей пытали, мучили (а на всё это есть доказательства), после того, как сожгли людей в Одессе, как стреляли людей в Мариуполе, как разбомбили жильё у тысяч людей… До этого ещё можно было говорить, что, может быть, как-то удастся жить вместе. Сейчас это уже просто по-человечески невозможно.

Важно другое. Были упущены возможности. Да, можно сесть за стол переговоров, но при условии, что тех, с кем ведутся переговоры, надо перестать называть террористами, врагами Украины.

Украинская армия показала, что она не в силах одержать военную победу, а ополченцы не могут одержать победу политическую. Пока никто не готов договариваться, договариваются только об обмене пленными, а не о будущем. Пока идут разговоры о типичных параметрах перемирия: похороны погибших, обмен пленными… Но мы же видим, что перемирие не застраховывает от того, чтобы подтянуть силы, и всё это начнётся опять.

К сожалению, благостных перспектив на ближайшее будущее я не вижу.

— Каково отношение Западной Европы к событиям, к России?

Мышление Европы гораздо более разнообразно, чем можно судить по газетам или телевидению в Европе. Например, во Франции, в газете «Фигаро» анализировали ситуацию даже с привлечением социолога: дескать, почему мнение 80 % читателей отличается от того, что пишут корреспонденты; почему читатели в комментариях не поддерживают ни санкции, ни другие действия, а обзывают их лакеями США… Ну и тому подобное. Естественно, они нас не обожают, не настолько я наивна, но то, что общественное мнение гораздо более разнообразно, это реальность.

— Известный во Франции политик Марин Ле Пен поддержала Россию. Вы имели возможность с ней встретиться?

Я встречалась со многими людьми, близкими её кругам, но с ней лично и с руководством партии не встречалась. Я и не могу этого сделать, так как ярлыки, которые стали бы вешать на нашу организацию, превзошли бы все нынешние. А это никому не надо.

Пражский экспресс 20.10.2014

ПОДЕЛИТЬСЯ
Наталия Нарочницкая
Нарочницкая Наталия Алексеевна (р. 1948) – известный российский историк, дипломат, общественный и политический деятель. Доктор исторических наук. Старший научный сотрудник ИМЭМО РАН. Директор Фонда исторической перспективы. Президент Европейского института демократии и сотрудничества. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...