МЫ ПОТЕРЯЛИ НЕ ТОЛЬКО ТЕХНОЛОГИИ, НО И ВНУТРЕННИЙ РЫНОК

Жорес АлферовЖорес Алферов

РФС: За последние десятилетия многие видные ученые, да и молодежь, получившая высшее образование, уехали в другие страны, работают в зарубежных научных центрах. Некоторые временно, другие — на постоянной основе. Есть ли надежда на их возвращение?

Жорес Алферов: По-моему, на их возвращение не стоит рассчитывать, и не надо этим сейчас заниматься. Те, кто уехал за границу и успешны там, им нет смысла возвращаться. Они там уже имеют хорошие позиции. Если у нашего ученого карьера за границей сложилась, то он не вернется. А те, кто там не смог ничего добиться, зачем они нужны на Родине. Сотрудничать с ними, конечно, можно. Наука интернациональна, ученые всегда смогут найти между собою общий язык. Это моя позиция.

Вообще, когда у нас увлекаются мега — проектами и приглашают к нам иностранных ученых на очень высокую зарплату, то это ни к чему хорошему, как правило, не приведет. Они не будут предлагать то, чем нам полезно заниматься, а будут думать о том, что выгодно им. Зачем нужны такие мега-проекты? Пустая трата денег. Наша страна от этого ничего не получит, но многое потеряет. Нам не нужно развивать все направления науки одновременно, а следует выбирать те приоритетные, на которых мы можем вырваться вперед, разработать новые наукоемкие технологии.

РФС: Создание инновационного центра «Сколково» анонсировалось как аналог Кремниевой долины в США. Сейчас об этом проекте мало что слышно. Больше возникает слухов о связанных с ним коррупционных скандалах и неоправданных затратах… Насколько этот проект оправдал связанные с ним ожидания?

Жорес Алферов: Сразу оговорюсь: не нужно требовать от центра «Сколково» больше, чем он может дать. Мы думаем, что вот создали «Сколково», Академгородок, Зеленоград и так далее, и все проблемы сразу решатся. Идеология «Сколково» как инновационного центра — полезная. Его задача -находить проекты, которые приведут к новым перспективным технологиям, создавать компании, которые займутся их реализацией. Меня попросили быть сопредседателем Консультативного научного совета этого инновационного центра, и я согласился. Но при этом еще раз повторю: «Сколково» не территория, «Сколково» — идеология, которая должна применяться и в Зеленограде, и в Академгородке, и в других научных центрах. На этот проект потрачены определенные средства, и там мы создали неплохой научный совет. В результате появились кластеры по различным технологическим направлениям и ряд новых перспективных компаний.

Но с самого начала там создан попечительский совет, в котором треть — иностранцы. Не понятно, зачем они там нужны. Если бы они давали большие деньги — это одно. А они туда пришли, скорее чтобы получать деньги, практически ничего не давая. «Сколково», не сказал бы, что это вредный проект, скорее полезный. Но если там, как говорят, «пилят» деньги — это плохо. А когда там создают новые компании и развивают перспективные технологические направления — это хорошо. Но при этом не надо ждать и думать, что «Сколково» решит все задачи, о которых я уже говорил. Этот проект работает в помощь для их решения, но как частная помощь, не более того.

РФС: Сегодня Россия вынуждена закупать технологии, промышленное оборудование, приборы, механизмы, автомашины, пассажирские самолеты и даже продовольствие за рубежом. А экспортируем в основном сырье. Извечный русский вопрос: что делать?

Жорес Алферов: Важнейшая задача страны — возрождение высокотехнологического сектора экономики. Крупнейшая проблема отечественной науки — невостребованность результатов ее деятельности экономикой и обществом. И так будет продолжаться, если мы не сможем создать высокотехнологичный сектор экономики. Эти вещи тесно связаны между собой. Думаю, решать эту задачу сегодня сложнее, чем это пришлось Петру I, чем после Октябрьской революции, гражданской и Великой Отечественной войн. Потому что во всех этих случаях внутренний рынок не был захвачен зарубежными конкурентами. Да, у нас были развал и разруха, но внутренний рынок был наш. И мы должны были его насыщать сами, различными способами, может быть, порою с ошибками. Сегодня внутренний рынок почти полностью захвачен зарубежными конкурентами. Если мы сегодня должны создавать новое поколение самолетов, то должны учитывать, что в них много того, что называется авионика. Что-то мы еще умеем делать сами, а что-то — нет, поэтому должны закупать за границей. И сейчас из-за санкций нам не только могут не продать нужные комплектующие, но и поставить совсем негодную продукцию. И тогда наши самолеты будут летать не в ту сторону. Это непростые проблемы, но решать их придется. Без высоких технологий у России нет будущего.

И создавать их надо, сотрудничая с учеными, занимаясь поиском людей, которые могут предложить проекты, выводящие на новый технологический уровень. В свое время наше руководство смогло найти у нас таких талантливых ученых и организаторов, как Курчатов, Келдыш, Королев, Туполев, Яковлев, Ильюшин и ряд других. Русский народ издавна славился своими талантами. Но их, повторяю, нужно искать.

По материалам «РФ сегодня»

ПОДЕЛИТЬСЯ
Жорес Алферов
Алферов Жорес Иванович (р. 1930г.) – выдающийся русский советский ученый, физик, общественный деятель. На сегодня единственный из живущих в России отечественных лауреатов Нобелевской премии. Академик Российской Академии Наук (РАН), вице-президент РАН, председатель Президиума Санкт-Петербургского научного центра РАН. Иностранный член Национальной академии наук (США), Национальной академии наук Белоруссии, почётный член Академий наук многих стран. Депутат Государственной думы РФ. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...