НЕ ВСЯКИЙ ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ СЕЛ В ТЮРЬМУ, ВИНОВЕН

Максим ШевченкоМаксим Шевченко

Госдума России приняла постановление об амнистии к 70-летию Победы — на свободу досрочно выйдут 60 тыс. человек. Многим некуда идти, негде жить, работать, лечиться… Как и кто им может помочь вернуться к нормальной жизни? Своё мнение высказал член совета при президенте России по развитию гражданского общества и правам человека, член Изборского клуба Максим Шевченко.

-Как известно, в России посадить легко, а выйти из тюрьмы гораздо труднее. В современном мире, в демократическом мире, в мире, который заботится о людях в какой-то степени, те, кто попадают в тюрьмы, не считаются отверженными ни в коей мере. Они считаются людьми, просто временно выпавшими из жизни, и общество прилагает огромные усилия для того, чтобы вернуть их к нормальной жизни, чтобы они опять стали полноценными людьми и в социальном, и в политическом, да и в морально-психологическом смысле, — подчеркнул Максим Шевченко

Поэтому отношение общества к бывшим заключенным нужно менять. – Не всякий человек, который сел в тюрьму, виновен. Наш жизненный опыт показывает, что в тюрьмах полно людей, которых посадили туда и которым сломали, разрушили жизнь из-за какого-то шага, к которому можно было бы подойти не так жестоко. 7, 8, 10 лет— сроки, которые и в сталинское время считались тяжелыми. Сегодня человек 7 лет получает в зале суда и уходит счастливый, что легко отделался. А 7 лет в сталинское время было одним из тяжелейших сроков,— напомнил Шевченко.

Здесь, по его мнению, без кооперации усилий общественных добровольческих организаций и государственных институтов не обойтись

Шевченко напомнил об исследованиях совета по правам человека, которые показывают, что, к примеру, в зонах Челябинской области заключенные за месяц тяжелой работы по ведомости получают по 14 — 15 рублей, хотя доходы самой зоны от предприятий, смежных с зоной, получаются огромные…

— Человек выходит из зоны зачастую просто в ситуации прострации. Тем более если он еще и не идет по каким-то криминальным внутренним законам, а существует сам по себе и не может ничего получать ни из какого общака, — подчеркнул Шевченко.

Он также отметил, что заниматься нужно не только материальной, но и, что не менее важно, психологической адаптацией бывший зэков.

— Зона— это же такое место: вот стоит забор, и по обе стороны этого забора совершенно разные законы и совершенно разные правила. Нужна работа с теми, кто там находится, внутри зоны. Людей же надо тоже готовить к выходу, — считает Максим Шевченко.

. Эту задачу, с его точки зрения, могут взять на себя только общественные организации. Однако нужны гарантии, что они сами не станут источником нарушения закона и не будут использоваться «какими-то нечестными людьми в криминальных целях».

Источник

ПОДЕЛИТЬСЯ
Максим Шевченко
Максим Леонардович Шевченко (род. 1966) ‑ российский журналист, ведущий «Первого канала». В 2008 и 2010 годах — член Общественной палаты Российской Федерации. Член президентского Совета по развитию гражданского общества и правам человека. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...