Кириллическая цивилизация и молдавская самобытность

Владимир Букарский

Неужели вы не восчувствовали помрачение и преступность антихристианской Европы на своих плечах? С кем вы: с Европой или со Христом? С жизнью или со смертью? Спросите себя. Просветитесь. Решайте: смерть или жизнь… Знайте: Европа — смерть, Христос — жизнь. Выберите жизнь, чтобы вовек были живы».
Святитель Николай Сербский

Код Кирилла и Мефодия

Существует множество версий для наименования той великой цивилизации, которая простирается от побережья Адриатического моря до берегов Тихого океана, основу которой образует православное мировосприятие. В документальном фильме «Код Кирилла. Рождение цивилизации» (автор сценария Виктор Горелов, режиссёр-постановщик Артём Серпов), созданном в ознаменование юбилея создания святыми Кириллом и Мефодием первого славянского алфавита, используется термин «кириллическая цивилизация».

Главная заслуга святых Кирилла и Мефодия перед славяно-православной цивилизацией – не столько в создании азбуки, сколько в переводе на славянский язык священных книг, включая творения Святых Отцов Церкви. Словенские братья посредством культурного кода привили православным народам ориентиры, характерные для христианского мира в его византийской редакции. Они заложили ту основу, на которой была создана самобытная православная, или русско-евразийская цивилизация.

Святые Кирилл и Мефодий вместе со своими учениками создали алфавит, который, по мнению русского лингвиста, родоначальника евразийской доктрины Николая Трубецкого, идеально подходит для передачи фонетики неславянских языков. «Русский литературный язык благодаря ряду исторически сложившихся обстоятельств стал очагом литературно-языковой радиации для целой зоны литературных языков Евразии», – пишет Николай Трубецкой. И неслучайно кириллический алфавит так органично подошёл к молдавскому языку и стал его письменной основой на протяжении многих веков (а на территории Приднестровья остаётся и по сей день).

Кириллица, по мысли Трубецкого, высказанной в 20-х годах прошлого века, стала «символом утверждения общеевразийской культурно-исторической идентичности в противоположность латинскому алфавиту, этому символу обезличивающего империализма романо-германской цивилизации и воинствующего общеромано-германского шовинизма, лицемерно прикрывающегося личиною “интернациональности” и “общечеловечности”».

Русский мир и Молдавия

Святейший Патриарх Кирилл часто использует понятие «Русский мир» для обозначения той цивилизация, которая была рождён в ходе крещения Руси святым князем Владимиром. В первую очередь Патриарх подразумевает под Русским миром три православных народа-наследника Древней Руси – русских (великороссов), украинцев (малороссов) и белорусов. Показательно, что Патриарх Кирилл причисляет к Русскому миру и Молдову.  

В 2010 году в Соловецком монастыре Святейший Патриарх Кирилл отметил: «Святая Русь — это понятие не этническое, не политическое, не языковое — это духовное понятие. Когда мы молимся вместе с нашими братьями и сестрами из Молдовы, мы не чувствуем никакой разницы — мы один народ пред Богом, — продолжил Святейший Владыка. — Эта общность ценностей, общность духовной ориентации и формирует наше духовное единство, которое превыше всяких политических границ».

Отметим, что известный американский мыслитель С.Хантингтон в своей работе «Столкновение цивилизаций», увидевшей свет в 1994 году, также причислил Молдавию и часть Румынии с преобладанием православного населения, к славяно-православной цивилизации.  

И действительно, именно в Православии следует искать истоки геополитической ориентации молдаван на Московскую Русь. Как отмечал в 1990-х годах румынский историк А. Болдур, «с церковной точки зрения расстояние от нас до Москвы или Белграда всегда было меньше, чем расстояние до Рима». Ученые-беженцы из балканских стран еще за полвека до знаменитой формулы псковского старца Филофея «Москва – Третий Рим» внесли в сознание молдаван идею, что после падения Царьграда миссию Византийской империи унаследовала Москва.

Современные румынские националисты, устраивающие шумные бесчинства у памятника молдавскому господарю Стефану Великому, вряд ли знают, что именно он первым принялся осуществлять проект объединения Молдавии с Россией. Он заключил брак с Евдокией из рода Рюриковичей, а затем выдал свою дочь Елену (известную в русской истории под именем Елены Волошанки) за сына Ивана III – Ивана Молодого. Внук Штефана, царевич Дмитрий, был провозглашен наследником московского великокняжеского престола и впервые венчан по византийскому обряду. Если бы не обстоятельства, оба княжества были бы объединены под одним скипетром еще в начале XVI века.

Как отмечает историк П.М.Шорников, начиная с XVI века, идея присоединения к России легла в основу проекта молдавского национального спасения, и идеологами этого проекта выступили иерархи Молдавской Церкви. Важнейшие дипломатические миссии, направляемые господарями в Москву с просьбами о принятии Молдавии под скипетр московского царя, возглавляли митрополит Сучавский Гедеон (1656), игумен Феодор (1674), митрополит Досифей (1684). Последнему из них принадлежат слова: «Свет из Москвы идет к нам, сияя длинными лучами и добрым именем под солнцем». Ведущую роль в переговорах о присоединении Молдавии к России играли митрополиты Гедеон (1711), Никифор (1739) и Гавриил (1769–1774). В ноябре 1806 года, когда началась новая русско-турецкая война, митрополит Вениамин (Костаке) в своем пастырском послании сформулировал цель молдаван в этой войне: «Истинное счастье сих земель заключается в их присоединении к России».

К сожалению, в 1812 году не удалось исполнить вековую мечту молдаван и присоединить к Российской империи всю Молдавию вплоть до Карпатских гор. Однако и присоединение одной только Бессарабии (объединенной в одно целое, вследствие упразднении турецких «райй» на севере и юге области) было встречено радостью и народными гуляниями, а молдаване Запрутской Молдавии проголосовали за присоединение ногами: за 1812–1817 годы население Бессарабии выросло почти вдвое, главным образом благодаря иммиграции из-за Прута.

Можно лишь согласиться с мнением кишиневского историка В.Н. Стати: «Нравится кому-то или нет, но Россия в 1812 году освободила Пруто-Днестровскую Молдову от оттоманов, фанариотов и ногайских татар, объединила, восстановила и защитила Пруто-Днестровскую Молдову. Святейший Синод Русской Православной Церкви объединил все приходы молдавской духовной территории к востоку от Прута, воссоздав и укрепив Православную Церковь всей Молдовы, организационно восстановил, усовершенствовал и утвердил иерархические структуры Молдавской Православной Церкви, создавая митрополию Кишиневскую и Хотинскую. Чего нельзя сказать о Запрутской Молдове, оставшейся на произвол турок, фанариотов, австро-венгров, греческих церковников». Кишиневским митрополитом стал православный просветитель Гавриил Банулеску-Бодони, убежденный русофил и сторонник единства с Россией.

Отказ от первородства

Впоследствии молдавский народ постигло то же самое искушение, что и многие другие народы Европы – отказ от великой письменной традиции в пользу малой, узкоэтнической традиции. Современный румынский историк Лучиан Бойя отмечает: «Пока главные исповедуемые ценности были православными, молдаване и валахи чувствовали себя дома в восточно-европейском пространстве. Однако когда на первый план выходит чувство национальной идентичности, они осознают себя “латинским островом в славянском море”. Русский перестает быть великим православным братом освободителем».

Значительную роль в формировании антирусских настроений сыграли беглецы из тех областей Речи Посполитой, которые отошли к России в результате ее раздела. Активно действовала в распространении русофобии среди нарождавшейся румынской интеллигенции английская, французская и австрийская агентура. Однако вину за это несет и сам российский император Александр I, по сути дела предавший, во имя торжества «легитимизма», восставших в 1821 году православных греков и валахов.

«Передовые» европейские веяния породили у молдавского боярства еще более сильное, чем у малороссийской шляхты в XVII веке, отрицание традиционных культурно-духовных форм, пренебрежительное отношение к истории собственного народа.

Как утверждал автор одного из реформаторских проектов боярин Иордаке Росетти-Розновану, «прошлое Молдавии не представляет собой ничего интересного, ни одного события, достойного быть сохраненным в анналах нации».  Титу Майореску, впоследствии министр образования Румынии, вообще называл древнюю молдавскую и валашскую культуру «восточным варварством». В числе традиционных ценностей, подлежащих переоценке, оказались нормы молдавского языка и молдавская графика. Идеология румынизма была выработана не в Молдавии и Валахии, а в австрийской провинции Трансильвания, где валахи жили на подчиненном положении.

Формирование Трансильванской школы лингвистов, как полагает Лучиан Бойя, было делом не самих валахов, а греко-католических интеллектуалов, получивших образование в Вене и Риме и одержимых идеей латинского происхождения валахов (хотя их прямыми потомками являются не римляне, а романизированные фракийцы и славяне). Идеологом румынской идеи стал униатский епископ Иннокентий (Мику-Кляйн). Топоним «Румыния» придумал в 1779 году трансильванский немец Мартин Фельмер. В 80-е годы того же столетия трансильванские лингвисты разработали грамматику языка, который они назвали румынским, а также другие учебники, которые были отпечатаны латинским шрифтом в Буде и Вене. Причем, что характерно, дело латинизации валашской письменности взяла на себя Католическая Церковь. Объединение с Ватиканом, как отмечает современный румынский историк Георге Платон, исключило часть трансильванских валахов из православной общности народов. Румынское национальное сознание с самого начала выкристаллизовывалось на путях отчуждения от Православия как носителя восточной культурной традиции и геополитической ориентации.

Румыния как государство возникла в 1859 году при активном содействии Англии и Франции, намеревавшихся создать «естественный барьер» на пути русской армии к Константинополю. Правительство Александра Иона Кузы объявило о подчинении Православной Церкви светским властям и секуляризации церковного имущества – изъятии церковной и монастырской собственности в пользу государства. Показателен откровенный вандализм, учиненный «разбойничьей» (как называли ее монахи) правительственной комиссией в древнем Нямецком монастыре. Эта комиссия отстранила настоятеля монастыря архимандрита Герасима от управления жизнью обители, опечатала канцелярию, архив, библиотеку с ценнейшими древними рукописями и манускриптами, не остановилась перед разграблением монастырского казнохранилища, ризницы, винных погребов и амбаров. По словам монахов, «турки оказались лучше христиан-комиссаров, вольтерианцев, кальвинистов и лютеран, которые ограбили Нямецкий монастырь».

Однако пределом святотатства и произвола властей Румынии стало стремление посягнуть на вековые правила иноческой жизни. Правительство распорядилось о запрете служб на церковнославянском языке. Все богослужебные книги были изъяты, монастырская типография с кириллическим оборудованием уничтожена, запрещалось даже править службу в честь русских святых и вообще поминать их. Воспротивившихся такому святотатству монахов во главе с иеросхимонахом Андроником власти Румынии немедленно заклеймили как «русофилов». Именно после этого правительство России вернуло во владение Нямецкой лавры имения Кицканы и Копанка, где в январе 1864 года был основан Ново-Нямецкий Вознесенский монастырь – жемчужина Православия, ныне находящаяся на территории Приднестровья.

В сознании молдаван окрепло представление о России как о хранительнице традиционных молдавских ценностей – языка, письменности и православной веры, оскверненной за Прутом «латинством». Классик молдавской литературы Алексей Матеевич, служивший во время первой мировой войны полковым священником и умерший от тифа в лагере русских войск на фронте, писал: «Присоединение Бессарабии к России оказалось спасительным актом как для молдавского языка, так и для молдавского богослужения».

Он же, протестуя против латинизации языка, написал стихотворение «Иным словесникам», в котором были следующие строки:

«Нам не понять друг друга. Зачем язык наш нужно
Осовременить, руша его устоев дух!
Словечко из латыни,- оно хоть и недужно,-
Вам кажется ноктюрном, ласкающим ваш слух.
(…)
Молдавский вольный говор, язык, что дан навеки,
Становится латынью в цирюльничьих устах,
Но пахнут ваши розы лекарством из аптеки,
Ведь розы ваши сделаны из розовых бумаг».

Перевод молдавской, равно как и валашской письменности на латинскую графику стал таким же актом самоколонизации, как латинизация древнего молдавского языка. Отказ от Православия, от традиционной системы ценностей, который осуществляет нынешнее правительство Молдовы – это всего лишь следующий этап отказа от великой письменной традиции молдавского народа. Гей-парады на улицах Кишинёва – это лишь следствие того губительного процесса, который был начат в эпоху так называемого «просвещения».

Захваченное поколение

К современной Молдове в полной мере применимо: «Хочешь победить врага – воспитай его детей». Захват нашей страны начался с захвата контроля над умами молодого поколения. К ситуации в нашей стране применимы и слова «железного канцлера» Отто фон Бисмарка по итогам австро-прусской войны 1866 года: «Битву при Садове выиграл прусский школьный учитель». Точно так же школьные учителя и университетские преподаватели в Молдове – представители агрессивного прорумынского меньшинства, которое правильнее было бы назвать пятой колонной, выиграла битвы за умы молодого поколения.

В Молдове возникла странная ситуация – как свидетельствуют все без исключения опросы общественного мнения, подавляющее большинство граждан Республики Молдова поддерживают молдавскую государственность, самобытность, верность корням предков и собственной истории. В частности, по данным опроса «Барометр общественного мнения» за май 2012 года, 64% опрошенных считают, что в молдавских школах необходимо учить историю Молдовы, и только 15% высказалось за историю румын. Почему же в школах по-прежнему преподаётся школьный предмет, сторонниками которого является явное меньшинство населения страны?

Потому что ещё в 70-80-е годы в бывшей Молдавской ССР подавляющее большинство научных учреждений, университетских кафедр, творческих союзов оказались под прочным контролем прорумынской идеологической группировки.

В 1990 году, после получения большинства в Верховном совете бывшей Молдавской ССР, румынисты приступили к чисткам в Институте истории Академии наук Молдавии и на обществоведческих кафедрах вузов. Преподавание молдавского языка и литературы было заменено румынским языком и литературой, а вместо истории Молдавии в учебные программы, в том числе для средней общеобразовательной школы, был включен курс «История румын». Сам факт замены в учебных заведениях суверенного государства курса национальной истории этнической историей титульного этноса другой страны представлял собой акт идеологической капитуляции.

лавным учебником истории в Республике Молдова стала «История румын» за авторством румынского историка-националиста Петре Панаитеску, впервые изданная в Румынии во время фашистской диктатуры маршала Иона Антонеску и войны против Советского Союза (в 1943 году). По образцу книги Панаитеску в Молдове была подготовлена и издана собственная серия школьных учебников по «Истории румын», которыми уже 20 лет пользуются молдавские школьники, в том числе в школах, находящихся в Приднестровье. Эти инструменты откровенного шовинистического воздействия на детей формировали настроение целого поколения в течение всех 20 лет независимости Молдовы.

Надо было пролиться рекам крови в Приднестровье, чтобы в 1994 году на референдуме народ Молдовы отверг унионистский курс и высказался за независимость Молдовы. Однако румынские националисты сохранили контроль над всей гуманитарной сферой – над системой образования, над писательскими организациями, над большинством молдавских СМИ, над культурой и искусством, над академией наук и национальными музеями. В итоге сторонники молдавской самобытности, составляющие численное большинство, оказались в меньшинстве на идеологическом фронте.

Еще в 1994 году, когда к власти пришла умеренная коалиция аграриев и социалистов, была создана специальная государственная комиссия по изучению истории во главе с академиком К.В.Стратиевским, представившая правительству рекомендации по перестройке преподавания истории «в духе преемственности государственности молдавского народа». Однако, когда министерство образования принято постановление о введении в учебные программы курса истории Молдовы, прорумынские партии при посредстве преподавателей высшей школы организовали студенческую забастовку с перекрыванием улиц под лозунгом «Отстоим историю румын!». В поддержку забастовщиков высказался тогдашний президент Мирча Снегур. Находившиеся у власти аграрии отступили, и министерство образования отменило собственное решение. Вторую попытку заменить «Историю румын» осуществили коммунисты в 2002 году. Однако в Молдове вновь начались демонстрации с перекрытием улиц, и вновь власть капитулировала, введя компромиссный курс «Интегрированная история», что, по мнению историка Н.В.Бабилунги, не решает проблему, а лишь загоняет её вовнутрь.

В результате в стране искусственно, путём целенаправленной работы политиков и чиновников системы образования, при полной капитуляции властей, возник «конфликт отцов и детей»: родители считают себя молдаванами, а их дети – румынами (это не их вина – их так ещё с детского сада научили). Родители гордятся тем, что они молдаване, и связывают свою судьбу с Молдовой. Дети считают себя в первую очередь европейцами и румынами, в разговорную речь вставляют слова иностранного происхождения. «Большое спасибо» вместо традиционного «мулцумеск» звучит в Кишинёве «по-европейски»: «мерси». Румыния для них – путёвка в Европу. Молдаване оказались народом с раздвоенной идентичностью. Этот конфликт и стал той самой благоприятной почвой, на которую упали брошенные из-за океана семена цветной революции 7 апреля 2009 года, приведшие к установлению в Кишинёве радикально-прозападного режима.

Остановить этот процесс может только возврат к духовным корням молдавского народа, возврат к Православию как к источнику единой универсальной системы ценностей, на которой в течение веков формировалась молдавская культура. Молдова должна осознать своё место в семье православных народов, в качестве форпоста православного мира на пути экспансии западного царства антихриста, о котором предупреждали все отцы Церкви, от святого Фотия Великого до святителя Николая (Сербского) и иеромонаха Серафима (Роуза).
  

ПОДЕЛИТЬСЯ
Владимир Букарский
Букарский Владимир Валериевич (род. 2 июня 1973 года) — руководитель Молдавского отделения Ассоциации православных экспертов, руководитель Единого информационно-аналитического центра «Евразия Информ», постоянный автор медиапроекта «Украина. Ру», политический аналитик в Партии социалистов Республики Молдова, зам. редактора газеты «Социалисты». Подробнее...