Обама был инициатором «арабской весны»

Максим ШевченкоМаксим Шевченко

О. Журавлева

― Здравствуйте. Это программа «Особое мнение». У нас в гостях журналист Максим Шевченко. Здравствуйте, Максим.

М. Шевченко

― Здравствуйте, Ольга.

О. Журавлева

― Президент Обама посетит Хиросиму в ходе своей поездки в Японию в конце этого месяца, — сообщили в Белом доме. И МИД Японии уточняет, что поездка запланирована на 27 мая. Это первый из всех возможных за последние годы визит главы государства в Хиросиму. До этого только госсекретарь США был первым главой внешнеполитического ведомства, посетившим мемориал в Хиросиме. Президенты там никогда не были. Пока неизвестно, речь идет об извинениях или о чем-то еще. Но как вы считаете, что было бы правильным?

М. Шевченко

― Ну правильно было выразить соболезнования погибшим японцам в этой страшной бомбардировке, которая, наверное, уже не была обусловлена военной ситуацией. Поскольку к августу 1945 года Япония была разгромлена. Ее флот был уничтожен. Япония не обладала самолетами, которые могли бы даже приблизительно сражаться с американскими бомбардировщиками, истребителями, превосходившими им по всем параметрам. Новая серия Зеро, которая могла вроде как достигать эти Б-29, которые уже бомбили Японию со всех высот, так и не была запущена. Потому что все заводы были разбомблены. Поэтому бомбардировки Хиросимы и Нагасаки носили демонстративный характер. Была скорее адресована не японскому милитаризму, а товарищу Сталину и советской армии, Советскому Союзу. Показать, что мы выходим из войны невероятно могучей державой, которой равной в мире нет, которая обладает оружием и возможностями, которым никто не может бросить вызов. Ни Советский Союз, а кроме СССР тогда на земле никого и не было. Британская империя понесла очень большие потери в ходе Второй мировой войны и англичане вышли из войны, треща по швам. И хорошо еще, что они бескровно эту империю свою распустили. Индию отпустили, все остальные территории. Поэтому конечно же, это было я считаю военным преступлением. У меня тут нет просто сомнений. Все разговоры про то, что это мол, там заставило японцев встать на колени, несостоятельны. Это уже после Окинавы было безусловно, уже были разгромлены абсолютно и полностью, тем более помимо Хиросимы и Нагасаки напомню, была жуткая массированная бомбардировка Токио. Зажигательными бомбами. Тоже с большой высоты тоже с уровня недосягаемости для японских истребителей зенитных установок. И в ту жуткую ночь, Токио был по преимуществу бамбуковый город и состоявший из хижин, не бамбуковых, деревянных, наверное, все-таки. Погибло по некоторым оценкам до 110 тысяч человек, сгорело в этом пожаре. Это больше, чем в Хиросиме и Нагасаки вместе взятых. Между прочим.

О. Журавлева

― Там о 140 тысячах идет речь. Хиросима.

М. Шевченко

― Нет, там десятки тысяч. В общем, неважно, это много. Представляешь напалмовая бомбардировка Токио. Зажигательными бомбами. Пожар, катастрофа, которая была. Поэтому атомные бомбы, их применение была абсолютно демонстрация мощи для всего мира. То, что делает Обама я, безусловно, поддерживаю целиком и полностью, я считаю, что это выдающийся поступок американского президента, который на самом деле демонстрирует следующее: Вторая мировая война 71 год назад закончилась. И жить ее реалиями сегодня в 21 веке уже невозможно. И то устройство мира, которое возникло после 45-го года, которое основывалось на праве победителей диктовать условия разгромленным. Японии, Германии, Италии. По сути, континентальной Европе. И Японии. Вот так назовем вещи своими именами. Этот порядок больше не устраивает никого. Собственно, непонятно почему несколько государств, одно из которых прекратило свое существование, Советский Союз, например, и на момент окончания войны я помню Мао Цзэдун был командиром особого партизанского района Китая, а в ООН заседал Чан Кайши. А вовсе не Мао Цзэдун. И потом они поменялись, когда коммунисты выгнали, гоминдановцы захватили власть в Китае. Много чего изменилось за это время. Так вот почему-то структура реалий середины 20 века должна иметь какое-то значение сейчас уже практически в середине века 21-го, спустя сто лет. Это как если предложили священный союз, возникший после разгрома Наполеона 1815 год, чтобы до 1915 года он определял мировую европейскую политику. Вот я считаю, что Обама, который был инициатором Арабской весны, главной целью которой было уничтожение структуры Ближнего Востока, созданной Генри Киссинджером и республиканцами…

О. Журавлева

― Обама был инициатором арабской весны.

М. Шевченко

― Безусловно. Его речь в Каире это был главный спусковой крючок арабской весны. Целью Арабской весны было главное – это уничтожить ситуацию, при которой Ближний Восток является кормушкой для республиканцев. Демократы туда особо не были допущены. Саудовцы, все эти богатейшие королевства нефтяные, это все те, кому позволено вкладывать, особенно Саудовская Аравия — это просто кошелек республиканской партии. И всех элит, связанных с теми, кто сегодня является врагами демократов. Обама идет на обострение сознательно сейчас внутриамериканское. Он сознательно ценности демократической партии такие открытые, практически либеральные, Сандерс практически левый был, это же понятно, они показывали республиканцам широту взглядов. Хиллари почти республиканка, почти правая, консервативная. Сандерс почти коммунист. Демократы смотрите, каким широким фронтом идут. И в международном контексте Обама посягает на такие святыни американские. Поверьте, 1945 год и доминирование США глобальное это одна из фундаментальных ценностей американских правящих элит. Обама является могильщиком американского доминирования в мире. Он делает это осознанно. Не по глупости, это его политические взгляды. Ему отвратительна эта Америка, которая стала хозяином всего остального человечества. Я лично в это верю, я смотрю по его делам. Он ставит под сомнение обязательность доминирования и поддержки только Израиля на Ближнем Востоке, например. Он говорит, что мы должны иметь отношения с другими арабскими народами, странами. И арабская весна пыталась поменять эту ситуацию. И в Израиле некоторое время Обама был, как они шутили сами – менее популярен, нежели Гиммлер. Его сравнивали, даже такие были шутки в израильской прессе. Там понимают, что он враг Израиля как такого авианосца, плацдарма на Ближнем Востоке американского. И западного. Он считает, что политика должна быть более широкой. Он, конечно, действует не сам по себе. Это не Наполеон Бонапарт. Это очевидно некое консенсусное решение американской глобалистской элиты либерального направления, демократического. И стоящих, связанных с ним мировых финансовых глобалистских разных кругов, банковских, каких-то денежных кругов.

О. Журавлева

― Им противостоят другие элиты.

М. Шевченко

― Кто такие республиканцы. Это американские почвенные патриотические фундаменталистские элиты. Америка это самая фундаменталистская страна в мире. Саудовская Аравия по сравнению с Америкой поверьте достаточно мало религиозная страна. США — это страна, в которой 80% населения как минимум начинает день с молитвы, садится за стол и молится. Для которых церкви христианские, евангелические собирают десятки миллионов людей. По всей Америке. Когда я ездил по Америке, въезжаете в Texas в маленький городок. Три километра перед въездом это церковь, там и Иисуса последних дней и Иисуса святого, и Иисуса явившегося, и Иисуса настоящего. И так далее. Я как-то был в Вашингтоне, смотрел там протестантские каналы просто. Несколько каналов. Круглосуточный полив, пасторы просто работают по мозгам день и ночь. Это реалии Америки. Это та Америка, которой Обама бросает вызов.

О. Журавлева

― Мы буквально несколько минут назад выяснили, что Обама это один из самых симпатичных президентов американских.

М. Шевченко

― В зависимости от точки зрения. Ну потому что он могильщик американского гегемонизма. Основанного на победе США во Второй мировой войне. Победе не военной, как Советский Союз, а политической. Именно после Второй мировой войны американцы становятся глобальной державой, обладающей ядерным оружием. С базами, разбросанными по всему миру. В Корее, Японии, на территории Западной Европы, в Турции, на Ближнем Востоке. Именно после Второй мировой войны США фактически оккупирует большую часть человечества. Именно после Второй мировой войны начинается глобальное противостояние. Национально-освободительных движений с опорой на Советский Союз, который тоже этим национально-освободительным движениям бил в спину постоянно. Чтобы они не вырвались из-под власти международного отдела ЦК КПСС. Это еще есть и исследования, это еще факт. Надо разбираться. А не передали ли координаты Эрнесто Че Гевары, который очень симпатизировал Мао Цзэдуну спецгруппе, которая его убила, отсюда из Москвы. Есть и такая версия. Я читал британское исследование, где достаточно аргументировано доказывается, что Советский Союз хотел смерти Эрнесто Че Гевары.

О. Журавлева

― Но тогда получается…

М. Шевченко

― Есть кстати, на эту темы прекрасный роман. Этого автора аргентинца, который написал «Потерянный рай» про Колумба. Гениальный писатель. Это Че Гевара в Праге, его якобы пражский дневник. Он сам написал. Конечно, литературное произведение. Как же его фамилия, пусть радиослушатели подскажут. Очень интересная вещь.

О. Журавлева

― После всего, что вы сказали про Обаму, который получается на нашей стороне.

М. Шевченко

― На нашей – на чьей?

О. Журавлева

― Я имею в виду российских лидеров, которые говорят о том, и Путин главным образом, что мы против этой гегемонии. Америке надо перестать. Так Обама наш союзник получается.

М. Шевченко

― Обама за другую гегемонию. Обама за гегемонию глобальных, торговых, социальных сетей, транснациональных, банковских, финансовых сетей.

О. Журавлева

― А мы за какую?

М. Шевченко

― Мы за то, чтобы, вообще наше государство современное стоит на позиции, государства в мире делятся на те, кто относится к государству как бы глобалистских сетей, где правительство является менеджментом, которое представляет интересы глобальных корпораций. И на государства, где местная бюрократия, национальная бюрократия является хозяином положения и фактически является государством. Вот вся национальная бюрократия по всему миру плюс все королевства, даже если между ними есть конфликты, Саудовская Аравия и так далее, они опираются на американскую национальную бюрократию. На республиканцев. На такой почвенный патриотизм. На тех людей, у кого главная идеология, что Америка — это непотопляемый авианосец. Новый Сион, град на холме. Новая Филадельфия. Новая Атлантида, естественно. Которая самим Господом Иисусом Христом поставлена во главе человечества как ковчег в ожидании страшного суда. Вы думаете это фантазии, которые я говорю? Да, вам в Нью-Йорке и Сан-Франциско и Лос-Анджелесе мало кто расскажет. Но если вы заедете оттуда в реальную Америку, которая определяет собственно голосование. То вы услышите, конечно то, о чем я говорю. Потому что об этом говорят миллионы людей постоянно день и ночь.

О. Журавлева

― В России есть идея, что нам бы тоже стать таким авианосцем…

М. Шевченко

― Это невозможно. Потому что на одну гору очень высокую гору мирового господства влезть нельзя. Советский Союз был в одном шаге от мирового господства после 1945 года. Но товарищ Сталин был человеком рациональным, разумным, фантазии не пускал в свою голову. Он был очень прагматичным человеком, он прекрасно понимал, что важно удержать ту долю победы и ту долю, скажем так, геополитического доминирования, которое Советский Союз получил по итогам Второй мировой войны. Мировое господство уже тогда после 1945 года было ясно, что будет только у одной державы, которая обладала единственная в мире бомбардировщиками Б-29 на тот момент, которые пересекали беспрепятственно всю территорию СССР. И в СССР тоже поверьте, как и в Японии не было зенитных систем, которые могли бы сбивать эти Б-29. До примерно 50-х годов они беспрепятственно летали здесь. Впервые они получили только над Кореей, когда Миги-15бис с советскими летчиками, естественно, сражавшиеся на стороне Северной Кореи в небе над Пхеньяном сбили порядка, по-моему, шесть или семь Б-29. Для американцев это было шок. Но шесть лет они обладали полным превосходством. При наличии ядерного оружия, которое у Советского Союза было испытано в виде просто устройств. Только в 48, по-моему, году или 49. А бомбы появились только в середине 50-х у Советского Союза. Поэтому естественно, американцы полностью доминировали в этом мире после Второй мировой войны. Их экономика была не разрушена, наоборот она была на страшном ходу невероятном. Их армия в целом оставалась развернутой. Корейская война им позволила не демобилизовывать армию, которая была в ходе Второй мировой войны мобилизована. Их промышленность выпускала все новые и новые высокотехнологичные виды вооружений. Самых современных.

О. Журавлева

― Ни одно могущество не может длиться вечно. Никакой Александр Македонский не царствует всегда.

М. Шевченко

― Вот Обама это понял. Он понял это по итогам уже иракской войны. Америка иракскую войну в целом проиграла и афганскую войну. Он понял, что даже сверхмогучая американская империя, обладающая невероятным превосходством аэрокосмическим, радиоэлектронным, компьютерным, лазерным, беспилотным с ударными не может справиться с повстанцами, бегающими…

О. Журавлева

― По горам.

М. Шевченко

― Да не по горам. По пустыням. Штурм Фаллуджи. Смотрите, ведь от нас скрывают данные о потерях в Ираке. Потому что контрактная армия, это во Вьетнаме, где армия была призывная, семьи призывников не давали подписки, и тогда все знали, сколько погибло во Вьетнаме. Каждая повестка — ваш сын пал под каким-нибудь Сайгоном, например, — приходило все. А сейчас это контрактная армия. Где в контракте записано, что, если ваши начнут говорить о том, что ваш сын убит, например, направо, налево, вы не получите страховку.

О. Журавлева

― У нас в Сирии, по-моему, такая же история. Мы тоже не можем точно знать…

М. Шевченко

― Численность просто разная. В Ираке были сотни тысяч американцев. Но ужас иракской войны отражен в американском кинематографе. Вот я внимательно посмотрел, недавно заинтересовался, целую сетку фильмов про Ирак. Они по масштабам превосходят уже вьетнамские. Превосходят и «Охотника на оленей», и «Апокалипсис наших дней», и весь этот про бурю, снайпера. Это же ужас. Или там еще есть фильмы второго ряда, которые показывают, как беспилотники бьют по гражданским объектам. В Афганистане, Ираке.

О. Журавлева

― А вас искусство кинематографа не обманывает?

М. Шевченко

― А кинематограф, как и литература, она отражает боль народа. Американское общество достаточно свободное общество. И особенно такой левый Голливуд, не левый, хорошо, свободный, либеральный Голливуд он снимает так же, как снимал в свое время этот «Взвод» снял…

О. Журавлева

― Оливер Стоун.

М. Шевченко

― Вот как Оливер Стоун они снимают то, что востребовано. То, что это отражение того, что для нации является существенным. Даже великий фильм «Родина», где морской пехотинец попадает в плен…

О. Журавлева

― Сериал вы имеете в виду.

М. Шевченко

― Сериал, ну конечно не эту подделку, которую тут сделали в России. Которую даже обсуждать…

О. Журавлева

― Вы сейчас таким проамериканцем выступаете. Я удивлена.

М. Шевченко

― Ну как, я не выступаю проамериканцем. Просто в американской «Родине» там атакуют ЦРУ и вице-президента. А здесь террористы мавзолей хотя взорвать. Ну, понятно, что ведь нельзя в России снять сериал о том, как террористы ФСБ атакуют. Это же абсурд. А в Америке можно, как они штаб-квартиру ЦРУ взрывают в конце второго сезона.

О. Журавлева

― Слушайте, вам завидно, когда вы это говорите. Вам бы хотелось жить в стране, в которой это возможно.

М. Шевченко

― Мне хотелось бы жить в России, мне не хотелось бы жить в Америке. У меня поверьте, была масса возможностей.

О. Журавлева

― Хорошо. Россия, в которой это возможно.

М. Шевченко

― Возможно, что?

О. Журавлева

― Свобода.

М. Шевченко

― Эта свобода внутренняя. Она зависит от нас. Она зависит от того, что мы допускаем или не допускаем для себя. Эта свобода, прежде всего, знаете в Америке тоже есть масса людей, с которыми вы скажете, да господи, это абсолютные конформисты. 70% это просто конформисты. А есть такие как Оливер Стоун. И в России был Балабанов, который снял «Груз 200». Которым мы можем гордиться. Наш великий режиссер, который, к сожалению, умер. И в России есть тоже великие режиссеры последних лет. Фильм «Кукушка». Про войну. Один и лучших фильмов на мой взгляд. Там Рогожкин, по-моему, доснял. Есть, конечно, попса абсолютная, есть какой-то патриотический трэш. А есть реальное искусство. Как и в Америке оно есть. Про Ирак в искусстве очень серьезная снята… Это говорит о том, что травма для нации. Тяжелые переживания. Они проиграли войну.

О. Журавлева

― О травмах и патриотическом трэше в следующей части программы «Особое мнение» с журналистом Максимом Шевченко.

О. Журавлева

― И снова с вами программа «Особое мнение». Максим, давайте вернемся к нашим историям и нашему патриотизму. Вы говорили о том, что война, которая закончилась 71 год назад, это уже достаточно давняя история. Нельзя жить по тем правилам и так далее.

М. Шевченко

― Это не совсем так. Она не может определять политические контуры мира, на мой взгляд, потому что с тех пор уже прошло три поколения и народы хотели бы уже по-другому строить свой мир. Как на Ближнем Востоке люди не понимают, почему они должны жить в границах, которые провели британские французские оккупационные власти в 44-м или 43 году. Почему в 2016 люди должны жить вот именно в этих границах, которые разрезали пополам народы. Но для каждого человека эта война я считаю, есть личные переживания, связанные с войной. Которые не проходят. Вот вы сами рассказывали про своего деда, это личные переживания. Эта война была таким надломом, такой травмой и таким преодолением этой травмы для советского народа. У нас все стесняются слова «советский» произнести.

О. Журавлева

― Почему?

М. Шевченко

― Говорят: Россия воевала с Германией. Советский Союз воевал. А я не знаю, почему они стесняются.

О. Журавлева

― Путин говорил, что русский народ понес больше всего потерь. И он всех освободил. Это как Сталин простите меня…

М. Шевченко

― Это разные вещи. Товарищ Сталин поднял тост за русский народ, но товарищ Сталин говорил, что советский народ, Советский Союз сражался. Вот я сейчас был в Таджикистане, провел 8 дней в Памире. Во многих таджикских семьях тоже чествовали. Я 9 мая в Душанбе был. Чествовали ветеранов, стариков, мой друг говорил, что у меня дед погиб при освобождении Минска в 44 году. Таджик. Другой говорит, что у меня дед был тяжело ранен при форсировании Днепра. То есть советский народ все-таки побеждал нацистскую Германию и ее союзников. Румынию, Финляндию, Словакию, Венгрию, Италию. Всех этих добровольцев эсесовских дивизий, которые сюда пришли устанавливать европейский порядок и учить наши народы как им надо жить. Поэтому мне кажется, тут надо внести какие-то коррективы. Они как-то странно смещают парадигму в сторону русской темы. Но это не совсем так. Потому что русскую тему в ходе войны эксплуатировал противник. Товарищ Сталин, конечно, говорил об огромной жертвенности русского народа, потому что и война шла в основном на русских территориях. На украинских.

О. Журавлева

― Она оттуда шла с той стороны.

М. Шевченко

― Так получилось, что, так как Украина густонаселенная попала под власть нацистской Германии достаточно быстро, в течение нескольких месяцев буквально…

О. Журавлева

― Белоруссия.

М. Шевченко

― Ну Белоруссия маленький мобилизационный ресурс. А Украина огромный. Десятки миллионов людей, которых можно было призвать в Красную армию остались в немецком тылу. И остались там практически на три года. Поэтому естественно, фронты войны сразу пришлись на территорию густонаселенную в основном русскими. И поэтому русские, естественно, пополняли из русских деревень, городов, вот эти огромные жертвы страшные под Ленинградом, под Сталинградом и так далее. Я кстати противник тех, кто говорит, что вот мол, трупами завалили. Вы знаете, какая армия была, какой был технологический базис, с тем и одержали победу. Немцы и сейчас строят Мерседесы, и тогда их танки были как Мерседесы. А наши танки и тогда были как Лада-Калина. Так вот на Ладах-Калинах победить Мерседесы можно только большой кровью и победили. Кровью, мужеством, честью, достоинством и самопожертвованием. Мы даже не понимаем, как чувствовали и что понимали люди той эпохи. Когда они подавали заявление — отправьте меня на фронт. Это же реально. Вот у меня дед был техником-лейтенантом. Он был ученый. Он получил Орден Боевого Красного Знамени за войну. Он подал 7 заявлений – отправьте меня на фронт. Ему говорили: ты нужен в тылу. Он мучился. Он сам белорус, из Западной Белоруссии. Что другие воюют, умирают, а он техник-лейтенант. Хотя он получил орден боевой за какие-то навигационные приборы, ночные какие-то прицелы для бомбардировщиков тяжелых и так далее. Поэтому здесь мы не можем понять, да, реально люди советские не были рабами, как их пытаются сегодня представить некоторые либеральные критики сталинского Советского Союза. Они на самом деле ощущали Советский Союз, несмотря на 30-е годы, на репрессии, своей родиной, своей страной. Они бились за те социальные огромные революционные преобразования, которые случились в жизни народа, который на 80% до 1917 года был просто серым быдлом под ногами правящих господ. И который стал хозяином своей страны. Народа малообразованного, который за 20 лет совершил невероятный культурный рывок. Из 17 к 42-му году стал, дети крестьян, рабочих, которые плохо писали тогда, стали инженерами, офицерами. Летчиками, генералами, учеными, военачальниками. Это был, не знаю даже каких успехов достиг бы Советский Союз, если бы не эти почти 30 миллионов погибших людей. Это чудовищная дыра, которая просто зияет. Я уверен, что социализм показал бы свое торжество и победил бы в мировом масштабе.

О. Журавлева

― Если бы…

М. Шевченко

― Если бы не Вторая мировая война, если бы не нападение нацистской Германии и ее проклятых союзников на нашу страну. И массовое истребление, геноцид советских людей. Не русских только, а советских людей. Просто геноцид. Расстрелы, истребление, бомбардировки, сожжение, голод, болезни. Это самый большой геноцид в истории. Это пять Холокостов. Уничтожение советского народа. Он для меня един этот советский народ всегда был, есть и будет.

О. Журавлева

― Скажите, пожалуйста, а почему только в России такой вид празднования как парад сохранился.

М. Шевченко

― В России сложноорганизованная система многонациональная, мультиэтническая. Многорелигиозная. С большим количеством местной и высокоразвитой этнической, религиозной, разной этнической, разной религиозной элиты. Россия — это лоскутное одеяло РФ по большому счету. И поэтому поиск общей доминанты исторической, политической это вполне оправданное и понятное действие власти.

О. Журавлева

― Я про другое спрашиваю.

М. Шевченко

― Опереться на 9 мая это единственное…

О. Журавлева

― На что можно опереться.

М. Шевченко

― На что практически можно опереться. Я считаю, что 17 год тоже, что зря они выбрасывают советский опыт, они выбрасывают понятно почему. Потому что в России создан сталинизм без социализма. Вся мифология сталинизма воспроизведена, а социализма нет. В Советском Союзе сталинском сталинские наркомы и Сталин, Молотов, Каганович, Жданов и так далее при всех их минусах, каких-то нюансах они своих детей вообще на фронт посылали. У Микояна старший сын погиб, у Хрущева сын был сбит. У Сталина сын в плену немецком погиб. Они их не в тылы отправляли. Я не говорю, что сегодня в России также себя элита ведет. Но в целом как говорится ощущение, что наша правящая элита готова пожертвовать идеалом народовластия, социализма и социального развития миллионов, — такого ощущения нет. А сталинская элита еще раз подчеркну, при всех минусах да, это были люди, которые служили не себе и не своим семьям. Они служили стране и развитию десятков миллионов людей. Народу. Это не апологетика сталинизма. Это просто я пытаюсь сейчас дать трезвый исторический взгляд на эту проблему. Так же как мы на Цезаря же можем давать. Цезарь же в принципе, убийца и палач народа галлов. Цезарь казнил Верцингеторикса посреди Рима. Цезарь кровавый убийца просто. Но мы же обсуждаем, фильмы снимаем, обаятельная фигура вполне. «Клеопатра», «Цезарь» Шекспир, понимаете ли. Я считаю, что просталинское время давно пора тоже к нему относиться таким же образом. Надо не метаться между Солженицыным и Прохановым.

О. Журавлева

― Я прошу прощения, для вас сталинизм — это своего рода античность?

М. Шевченко

― Нет, в какой-то мере это кстати тезис, который Глеб Павловский высказал очень интересный. О том, что была новая античность такая советская. В какой-то мере да, это была попытка восстановления классических форм.

О. Журавлева

― В архитектуре это тоже чувствуется.

М. Шевченко

― И в социальной сфере при всей бедности, разоренности, жуткой войне, которая уничтожила вообще промышленный комплекс Советского Союза и убила огромное количество тружеников, людей просто уничтожила их физически. При всем этом советские люди обладали уникальным правом и возможностью на социальное развитие. Сын пастуха, сын из какой-нибудь горной деревни мог поступить в МГУ, в МИФИ, в МАИ. Стать военным и все это знали прекрасно. И все это было. Конечно, самое я считаю неоправданное преступление оно может объяснимо рационально, и рано или поздно мы дойдем до рациональных объяснений, это ссылка народов. Когда коллективная вина по этническим признакам возводилась на крымских татар, на чеченцев, на ингушей. На калмыков. Это нельзя оправдать. Это я считаю серьезная страшная политическая ошибка. Но рационально с точки зрения той эпохи понятно, почему это делалось на Кавказе. Он готовился к войне с Турцией. Просто Сталин, то, что Турция не вступила в войну, было очень для Иосифа Виссарионовича большой досадой. Он очень рассчитывал, что турки вступят в 43-м.

О. Журавлева

― А Гитлер не вступит.

М. Шевченко

― Не в этом дело. Гитлер вступит и Турция будет союзником, потому что Турция была союзником Германии в Первую мировую войну. Очень хотелось принести в Турцию социализм, понимаете. Товарищу Сталину. Тем более он как грузин, у него с турками особые были отношения. Культурные.

О. Журавлева

― Максим, буквально чуть-чуть осталось…

М. Шевченко

― Но к войне готовились, поэтому месхетинцев убрали, чеченцев убрали, всех тех, кого могли бы записать потенциально…

О. Журавлева

― В предатели. Про «Бессмертный полк» скажите, пожалуйста.

М. Шевченко

― Я считаю это акция прекрасная то, как она задумывалась. Память каждого…

О. Журавлева

― Зачем государство туда засунуло своих чиновников с их невероятным рвением.

ПОДЕЛИТЬСЯ
Максим Шевченко
Максим Леонардович Шевченко (род. 1966) ‑ российский журналист, ведущий «Первого канала». В 2008 и 2010 годах — член Общественной палаты Российской Федерации. Член президентского Совета по развитию гражданского общества и правам человека. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...